Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Channel Catalog


Channel Description:

Музей детской книги - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 84 | 85 | (Page 86) | 87 | 88 | .... | 143 | newer

    0 0

    Два года тому, также в День космонавтики, в сообществе упомянули НИКОЛАЯ КОЛЬЧИЦКОГО, продолжая тему: Гуревич Г. "Пленники астероида", научно-фантастические повести и рассказы, рисунки Н.Кольчицкого.Москва.Детгиз.1962















    Книжка, судя по всему, была активно читаема (как и вся, наверное, фантастика того времени - читательский спрос сильно превышал издателькое предложение), кто-то из читателей "улучшил"последний рисунок)) -


    (показыаю, ещё и для того, чтобы было понятно отличие этого скана от остальных)





    Николай Михайлович Кольчицкий рисовал для журналов «Техника - молодёжи», «Огонёк», «Юный техник», 64 иллюстрации Н. Кольчицкого из книг и журналов 1940-х - 1950-х годов можно посмотреть здесь - http://www.fandom.ru/about_fan/koltchitsky_1.htm

    0 0

    Как мы росли_илл1.png

    Сегодня есть повод вспомнить еще об одной дате: 12 апреля - день рождения Галины Владимировны Карпенко (1908-1979), негромкой хорошей писательницы. Ее перу принадлежит не так уж много книг и, наверное, не все их читали. Зато кто-то может вспомнить симпатичную короткометражку "Тамбу-Ламбу", поставленную по одноименной повести, и уж без сомнения многие знают и любят замечательные сборники "Круглый год", добрый десяток лет выходившие по вдумчивым редакторским оком Галины Карпенко.

    Кое-что из книг Карпенко уже показывали в сообществе. К сожалению, среди нет дебютной повести Галины Карпенко "Как мы росли", рассказывающей о детстве в послереволюционной Москве, о товарищах по одному из первых советских детдомов. Повесть вышла в 1956 году, когда писательнице было уже под пятьдесят. Текст есть в сети и, мне кажется, ее стоит прочесть.
    Всего у Карпенко наберется десяток небольших повестей и несколько пьес. У меня на полке стоят четыре книги - шесть повестей. Об одной из них, "Шуре", уже был разговор; пришло время вспомнить остальныe.







    Тамбу-Ламбу_обл.jpgВ маленькой повести "Тамбу-Ламбу"двое мальчишек, сбившись с ног, разыскивают человека, забывшего в телефонной будке записную книжку. Разыскивают бескорыстно, от чистого сердца. Поиски причиняют им много хлопот и сталкивают с разными людьми и обстоятельствами. Только в самом конце ребята узнают, как важны были хозяину записи в маленькой книжке. Но на самом деле, важнее всего эта готовность прийти на помощь, не теряя времени и не ожидая награды.



    Тамбу-Ламбу_002.jpg

    Тамбу-Ламбу_003.jpg

    Тамбу-Ламбу_004.jpg

    Тамбу-Ламбу_005.jpg

    Тамбу-Ламбу_006.jpg

    Тамбу-Ламбу_001.jpg



    Три звонка_илл.jpgПод одной обложкой с "Тамбу-Ламбу"у меня повесть "Три звонка". Ее герои - мальчик и девочка, пятиклассники, перешедшие в новую школу. Мальчик настойчиво стремится познакомиться со знаменитым полярным капитаном, которым он давно восхищается. А девочка не прочь бы подружиться с этим мальчиком, так напоминающим ей героя любимой книги. Только вот знакомство с капитаном ей вовсе не нужно - для нее он не абстрактный герой газетных статей, а родной, любимый человек, которому сейчас трудно и плохо.
    А еще эта повесть рассказывает о ценности решимости и пользе сомнений, о маленьких домашних ритуалах и скрытой неприязни и напряженности отношений в благополучной внешне семье. И есть в ней совсем не главный и совсем не герой, а просто мешковатый очкарик с первой парты, который способен день за днем терпеливо приманивать выброшенного кем-то котенка и, кажется, один из всего класса недоумевает, зачем нужны гордые рапорты о пионерских починах и планах, почему нельзя просто делать что-то хорошее. Столько, сколько сможешь. Без громких слов.


    Тамбу-Ламбу_007.jpg

    Тамбу-Ламбу_008.jpg

    Тамбу-Ламбу_009.jpg

    Тамбу-Ламбу_010.jpg

    Тамбу-Ламбу_011.jpg

    Тамбу-Ламбу_012.jpg



    Седьмой гном_илл.jpgПовесть "Седьмой гном" - о том, как важно найти свою роль. О том, что странно, когда всё на одно лицо. О том, что Белоснежка - это не самая красивая девочка, а самая добрая. И вообще вся история, может быть, держится на самом маленьком, незаметном, бессловесном гноме, сила которого не в колдовстве или богатырской стати, а в отзывчивом сердце.


    Седьмой гном_012.jpg





    Седьмой гном_015.jpg







    Седьмой гном_019.jpg





    К бабушке, к дедушке_обл.jpg"Седьмой гном"скромно прячется в глубине книжки. На обложку вынесено название другой повести - "К бабушке, к дедушке". Одиннадцатилетние двойняшки Макар и Шура отправляются в первое в своей жизни самостоятельное путешествие - до станции Широкое, и через бор в деревню Крутые Горки, к бабушке, к дедушке. Путешествие не очень далекое, займет всего-то один день. С собой у них подробная карта и деньги на дорогу, но без приключений не обойдется. В пути им встретятся люди плохие и хорошие, и хороших окажется больше. Да и сами они ребята, как выяснится, неплохие. С трудностями справятся, к бабушке, к дедушке доберутся целыми и невредимыми, став за этот день чуть умнее, чуть старше.


    Седьмой гном_001.jpg

    Седьмой гном_002.jpg

    Седьмой гном_003.jpg

    Седьмой гном_004.jpgСедьмой гном_005.jpg

    Седьмой гном_006.jpg













    Тимошкина марсельеза_обл.jpg"Тимошкина марсельеза"заставляет вспомнить сразу две книги - "Артемку"Василенко и "Тайну Ани Гай"Григорьева. В ней тоже есть цирк с некрасивой изнанкой и добрым грустным клоуном, есть голод и разруха, детская влюбленность и совсем не детские испытания, случайные встречи и горестные расставания. Уличный акробат и бывший форточник Тимошка скитается от Одессы до Петрограда, от одного временного приюта к другому. Вот, кажется, осел на одном месте, пятым в семье на питерской рабочей окраине, сдружился с Фроськой, отцовской любимицей с потрескавшимися от стирки руками, мечтающей о "волшебном"голубом перстеньке. Но отец и брат Фроськи уйдут на фронт, а сама Фроська с матерью отправятся из голодного стылого Петрограда на неспокойный юг, до уже знакомой нам станции Широкое. К бабушке, к дедушке... За хлебом. А у Тимошки своя дорога, не менее трудная и страшная.
    Они как-то выживут и даже вернутся в Питер, где интерес к одаренному мальчику проявит лично товарищ Луначарский. Но счастливым назвать конец повести язык не поворачивается. Потому что ничто уже не будет как прежде ни для Тимошки, на чьи плечи легла забота о других людях, ни для Фроськи в ее опустевшем доме, ни для доброй Леночки из профессорской семьи, простодушно верящей, что вот "кончится Советская власть, будет ёлка и мама приедет".

    В какой-то мере "Тимошкина марсельеза"составляет дилогию с самой первой, автобиографической книгой Галины Карпенко "Как мы росли": в героях петроградской повести узнаются персонажи из истории о московской детской коммуне. Только интонация стала более горькой, менее наивной и совсем не патетичной.










    Тимошкина марсельеза_005.jpg

    Тимошкина марсельеза_006.jpgТимошкина марсельеза_007.jpg

    Тимошкина марсельеза_008.jpg

    Тимошкина марсельеза_009.jpg











    Тимошкина марсельеза_015.jpg









    Тимошкина марсельеза_020.jpg

    Тимошкина марсельеза_021.jpgТимошкина марсельеза_022.jpg

    Тимошкина марсельеза_022 001.jpg

    Тимошкина марсельеза_023.jpg



    Стоит вспомнить еще одну повесть Галины Карпенко, которая, мне кажется, написана для взрослых, хотя и издана в Детлите. Маленький герой "Самого младшего"остался совсем один. Мальчик осиротел. Время мирное, но смерть все равно может отнять самого близкого человека. Алешу не бросят на произвол судьбы, его собираются устроить в неплохой детдом, где хорошие порядки, все обуты, одеты, присмотрены. Всё, что нужно, есть. Да и вообще есть люди, захотевшие усыновить мальчика, искренне старающиеся дать ему новую семью и все самое лучшее, что только у них имеется. А Алешу почему-то тянет к семье соседей по старой квартире, где над ним никто особенно не хлопочет, не может предложить ему новую одежду и дачу в лесном поселке. В этой семье совсем не собирались брать Алешу к себе, но смогли понять и принять молчаливый выбор маленького человека.



    Самый младший_обл.jpeg     Как мы росли_обл.jpeg



    0 0

    Максим Горький «Горящее сердце Данко», иллюстрации Б. Дехтерева. Детгиз 1958 Подписана к печати 4.19.1958, формат 60 х90 1/8 –2печ. л. Тираж 300000экз.

    Борис Александрович Дехтерёв (1908—1993) - советский график, художник-иллюстратор. Народный художник РСФСР, лауреат Сталинской премии второй степени.Работал в издательстве «Детская литература» (на протяжении 32 лет) главным художником, с 1948 года заведующий кафедрой графики в МГХИ имени В. И. Сурикова. Можно сказать, «Школа Дехтерёва» определила развитие книжной графики страны. Член-корреспондент АХ СССР. Работал преимущественно в технике карандашного рисунка и акварели. Дехтерёв был одним из первых графиков, обратившихся к иллюстрированию книг о современной жизни. Он иллюстрировал и оформлял книги М. Горького, И. С. Тургенева, М. Ю. Лермонтова, А. П. Гайдара, В. Шекспира, сказки А. С. Пушкина, Ш. Перро


















    0 0

    Пришел тут один хороший человек к нам в давний пост, и спрашивает - какие были книжки,
    где есть элементы на пружинках?? ...Головы там шевелятся, или ещё что...
    Я думаю что вот эти может быть, но в некоторых может и ошибаюсь -- уточните кто знает,
    или добавьте при что я упустил...

    Пост вот -- http://kid-book-museum.livejournal.com/301137.html

    книжки что знаю вот --


    0 0

    Как говорится что было, если бы не было...
    Вот такой цветной получилась Дюймовочка у художника в 1941 году:



    Иллюстрация была опубликована в журнале "Чиж"в июньском номере за 1941 год.

    А потом, лишь в 1945 году а издательстве Детгиз сказка Андерсена вышла с черно-белыми иллюстрациями художника. Похожая иллюстрация:



    Обе иллюстрации отличные, но как же хочется цветную книжку

    0 0
  • 04/14/15--09:29: Птички-синички
  • Оказывается, эта книга выходила на русском языке в 1961 году.

    Ц.Левандовская
    О том, как синицы на яблоне жили
    Иллюстрации Я.Грабянского
    Наша Ксенгарня, 1966 год

    [Untitled].jpg

    [Untitled]_D75.jpg

    [Untitled]_D77.jpg

    [Untitled]_D79.jpg

    [Untitled]_D7B.jpg

    [Untitled]_D7D.jpg

    [Untitled]_D7F.jpg

    [Untitled]_D81.jpg

    [Untitled]_D83.jpg

    [Untitled]_D85.jpg

    [Untitled]_D87.jpg

    [Untitled]_D89.jpg

    [Untitled]_D8B.jpg

    [Untitled]_D8D.jpg

    [Untitled]_D90.jpg

    [Untitled]_D92.jpg

    [Untitled]_D94.jpg

    [Untitled]_D96.jpg

    [Untitled]_D98.jpg

    [Untitled]_D9A.jpg

    0 0

    По многочисленным просьбам продолжаю показывать что нашлось ещё из книжек-работ
    замечательного художника, который нарисовал картинки к бабушке Забавушке
    http://sergej-manit.livejournal.com/103746.html
    имя которого до сих пор пока не ведомо...

    Тут надо всё читать обязательно громко и вслух! ))) --

    Фотографии в альбоме «Неразобранное в Неразобранное», на Яндекс.Фотках


    - есть сканы только нескольких страниц к сожалению...
    Гусиные песенки. - М.  И. Кнебель. 1910е. С. 8. Ф. А4.









    И после находки изображений вот этой книжки я сперва думал уже и про польские корни,
    но это всё таки видимо просто кнебелевская книжка на польском языке... --

    Фотографии в альбоме «Неразобранное в Неразобранное»,  на Яндекс.Фотках












    0 0
  • 04/15/15--09:13: Дэвид Бретт
  • Не знаю, прошли ли мои фото в комментариях - были заявлены, как подозрительные. Поэтому позволю себе показать в музее не свои книги (знаю, что разрешено, если в поддержку поста и в продолжение разговора :)))

    Десять маленьких негритяток (около 1910 г. издательство Сытина)





    Детки в лесу (между 1871 и 1890 гг)













    Золушка



    А, Бэ, Цэ



    Кот в сапогах





    0 0

    Наталя Забiла. Скік-поскік (Скок-поскок)
    Издательство "Веселка", 1973 год
    Сканы книги любезно предоставлены Еленой Ракитиной


























    0 0

    В далёком детстве была у меня книжка. Ну примерно такая. Почему примерно, да потому, что обложка была коричневая и очень стертая. Виден был только орел в углу, автор и часть названия. Данная обложка издание 1964г. Не может ли кто-нибудь показать несколько картинок именно этого издания, что-бы я смог определиться эта книжка была или может другая. Подозреваю, что иллюстрации должны быть К.К.Арцеулова . Остальные есть в инете, но как-то не то.


    0 0

    Красная шапочка
    Издание И.Кнебель. Москва
    Без даты, ранние 1900е
    Мягкая обложка, 12 страниц












    </div>

    0 0

    И.Дворкин "Ситцевый разбойник"Детская литература 1972
        рис. Ю.Данилова
        формат 60x90 1/8
        тираж 150 000
    

    С писателем Ильей Дворкиным меня познакомил журнал "Костер", в котором печаталась его повесть "Голова античной богини", солнечная, летняя книга, надолго ставшая одной из самых любимых. В ней были теплое море, синее небо, рыжие обрывы и, как обещал в самом начале автор, тайны, погони, верные друзья и непримиримые враги. И ещё рассказ о верности, о благородстве и о хороших людях, которые всегда в конце концов побеждают плохих. В сущности, о том же были и другие книги Дворкина, появившиеся потом на моей книжной полке: "День начинается утром", "С парусом за спиной", сборник повестей для взрослых "Взрыв".
    "Ситцевый разбойник"попал ко мне позже всех и оказался непохож на остальные книги. Это маленькая непритязательная сказка-игра, придуманная, скорее всего, для "внутреннего пользования" - для вполне реального мальчика Кузи или девочки Васи и забавной игрушки, которую смастерили из потертого кошелька и лоскута пестрого ситца.































    Об Илье Дворкине и его книгах есть хорошая статьяна сайте Ленинградской областной детской библиотеки. Добавлю к ней только отрывок из воспоминаний писателя Геннадия Черкашина:
    фото "Когда я увидел его впервые, ему не было ещё и тридцати, но за ним уже крепко держалась слава популярного детского писателя. Популярность была настоящей — об этом свидетельствовали высказывания работников детских библиотек Ленинграда и области, а эти люди лучше других знают, какие книги и каких писателей пользуются наибольшим спросом.
    Илья Дворкин обладал редким даром пересказывать в своих книгах то, что он зорко подмечал в жизни. Хорошо зная его жизнь, я легко узнавал опыт прожитых им лет. Этот его жизненный опыт вкраплялся в книги, как морская галька, которой художник выкладывает мозаику. Но иногда и я ошибался — и то, что мне представлялось как его биография, оказывалось выдумкой, а воспринятое как выдумка оказывалось его биографией, фактом. На эту удочку попадались многие. Некоторые из похождений Ильи обрастали затем легендами. Приведу только один пример.
    Однажды на Ленинградском телевидении снимали телеспектакль по его повести для детей «Львы живут на пустыре». По сценарию его героиня должна была засунуть руку в пасть медведю. Медведи, взятые для съёмок, были дрессированные, и всё-таки...
    Постановщик вызвал Илью на телевидение, предупредив его по телефону, что эту сцену автору следует немедленно переписать.
    Илья появился в павильоне в разгар съёмки какого-то эпизода. Медведи в клетках находились тут же, привыкали к свету. На глазах у всего съёмочного коллектива автор сценария вынул из портфеля банку с мёдом, закатал рукав и руку обмакнул в мёд. Затем он подошёл к клетке, и потерявшие дар речи изумлённые зрители увидели, как рука писателя погрузилась в медвежью пасть.
    Медведь облизал мёд и преданными глазами взглянул на Илью.
      — Снимать надо так, верно, Миша?! — сказал Илья, спокойно опуская рукав и застёгивая манжет.
      — Снимайте, сейчас же! — проговорила героиня. И съёмка прошла как по нотам.
      — Как ты мог рискнуть? — спросил у него потом я, не зная, восхищаться ли его поступком или возмущаться.
      — Это элементарно, — усмехаясь, отвечал он. — Неужели я тебе этого ещё не рассказывал?.. О том, как в детстве я сбежал из Сухуми с цирком-шапито?
    И он стал рассказывать мне об этом своём приключении, о том, как повадился приходить в цирк во время его гастролей в городе своего детства Сухуми, как помогал служителям кормить животных и убирать за ними, как бежал с цирком, сочинив артистам с три короба, а они, пожалев сироту, взяли его с собой. Я слушал его рассказ и опять терзался — верить ему или подозревать, что весь этот рассказ просто его очередное сочинение.
    Но оказывается, что так оно всё и было. Он уже три месяца гастролировал по Кавказу, с какими-то акробатическими номерами стал выходить на манеж, когда его опознал какой-то милиционер. Пришлось вернуться в дом и сесть за школьную парту. Пришлось нагонять пропущенное. Пришлось узнать, как тяжела рука его деда. Но зато все сухумские мальчишки смотрели на него с восхищением."



    Напомню, что в сообществе показывали дебютную книгу Дворкина "Капитаны"и повесть "Бурное лето Пашки Рукавишникова"


    Голова античной богини.jpg   День начинается утром>  С парусом за спиной.jpg


    0 0

    Оригинал взят у gpibв Выставка «Одолеем Бармалея! Издания для детей 1941-1945 гг. из фондов Исторической библиотеки»

    Историческая библиотека языком книг, журналов и газет продолжает рассказывать о Великой Отечественной войне. Сегодня в холле третьего этажа, прямо напротив лифтов, открылась выставка «Одолеем Бармалея! Издания для детей 1941-1945 гг. из фондов Исторической библиотеки».

    DSC03898.JPG

    Данная выставка, по сути, является внеплановым мероприятием справочно-библиографического отдела. Детская литература не входила в профиль комплектования Исторической библиотеки. Однако, просматривая фонды книгохранения в поисках книг военного времени, сотрудники СБО обнаружили на удивление много детских изданий. Среди них - книги, изданные в самых разных точках Советского Союза. Но где бы они ни выходили и какое бы расстояние не лежало между фронтом и тылом, дыхание войны касается всех областей жизни и быта; пропитаны им и детские книги.

    det10.jpg

    det06.jpg

    det02.jpg

    Надо заметить, что издание литературы для детей и юношества не прекращалось на протяжении всех военных лет. Всего в разных издательствах было выпущено 60 миллионов книг для детей, в том числе 509 названий общим тиражом более 25 миллионов вышло в Детгизе. В детской литературе этого периода можно выделить такие темы, как борьба бойцов-родителей на фронте и в тылу врага, борьба самих детей против гитлеровцев и шпионов, их помощь фронту, воспитание смекалки, выносливости, отваги и других положительных душевных качеств, правила поведения в условиях налётов и обстрелов.

    det07.jpg

    det15.jpg

    В книге стихов К.Чуковского «Одолеем Бармалея», предназначенной для самых маленьких читателей, добрые звери из страны Айболитии подвергаются нападению хищников, однако на помощь Айболиту и его зверям приходит боец Ваня Васильчиков из могучей страны Чудославии. Известный детский автор отвечает на запросы военного времени стихами, в которых, фактически, преподаются азы воинской тактики.

    DSC03876.JPG

    Одна из самых популярных и любимых детских книг в годы войны – «Тимур и его команда», вышедшая семь раз в разных издательствах. Игра в Тимура переросла рамки обычной игры, став поистине массовым детским движением. Многие семьи фронтовиков на деле ощущали помощь тимуровцев.

    det12.jpg

    В отдельный блок на выставке выделена литература, посвящённая работе с детьми или носящая познавательно-развлекательный характер. Учителям и пионервожатым предназначаются пособия по детским военным играм, физкультурной работе, массовым играм, организации новогодней ёлки и многие другие. Юным читателям адресованы издания «Спутник следопыта», «Ловля рыбы», «Лечебница в лесу» и т. п. Расширяя кругозор ребят, они в то же время содержали важные практические сведения, которые могли понадобиться в условиях войны. На тренировку умственных способностей были нацелены настольные игры, состоящие из ряда заданий, шарады, ребусы, головоломки.

    DSC03870.JPG

    DSC03893.JPG

    DSC03895.JPG

    DSC03896.JPG

    Сугубо «детская» тема выставки подчёркивается и оттеняется немногочисленными вещами времён Великой Отечественной войны, которые были предоставлены сотрудниками библиотеки. Тема военных артефактов будет подхвачена и более полно раскрыта в последующих выставках этого года, пока же вкратце остановимся на вещах, переносящих зрителя в мир военного детства. Среди них, разумеется, можно найти игрушки – частью подлинные, частью воссозданные по схемам, характерным для 1942-го года. Документы, относящиеся к миру детства, также имеют свою специфику – таковы, например, открытка с изображением пионеров и приглашение на новогоднюю ёлку в Дом Союзов. Завершает маленькую экспозицию артефактов справка, удостоверяющая, что её владелица «действительно работает старшей пионервожатой школы Сталинского района с августа 1941 года».

    DSC03884.JPG

    DSC03874.JPG

    DSC03883.JPG

    DSC03878.JPG

    DSC03890.JPG

    DSC03891.JPG

    Всё это одолжено из личных архивов и закромов работников Исторички. За что им отдельное спасибо. Выставка «Одолеем Бармалея!» доступна для просмотра с 15 апреля по 15 мая в часы работы библиотеки – а впереди нас ждёт ещё немало интересного.

    DSC03879.JPG

    0 0
  • 04/19/15--08:40: Светлая память
  • Позавчера ушел из жизни художник Леонид Владимирский, самый прекрасный и добрый сказочник.


    0 0

    В поисках информации о дате издания набрела на Алиб. Там эта книга значится как:

    Schanz Frida. Kinderluft. Дети воздуха. Детская книга на немецком языке. С 12 цветными и черно-белыми илл.на отд. Листах и многочисленными илл. в тексте. Bielefeld, Leipzig. Elhagen & Klafing. Конец XIX в.г. 200c.с илл. Издательский переплет., Энциклопедический формат.

    Лично я думаю, что это все-таки начало 20го века (Цеппелин появился где то в 1900хх, кажется).

    Я, конечно, не знаток готического шрифта - но вот лично я думала, что предпоследняя буква в названии - С, не Ф. Ну, что делать. Знатокам виднее. Книга эта - некий детский альманах, где есть всего понемножку - стихи, сказки, заметки - гномы, Северный полюс, Цеппелин, индейцы, бабочки, динозавры, самодельная кукольная мебель и прочая и прочая...

    [Untitled].jpg

    [Untitled]_EE3.jpg

    [Untitled]_EE5.jpg

    [Untitled]_EE7.jpg

    [Untitled]_EE9.jpg

    [Untitled]_EEB.jpg

    [Untitled]_EED.jpg

    [Untitled]_EEF.jpg

    [Untitled]_EF1.jpg

    [Untitled]_EF3.jpg

    [Untitled]_EF7.jpg

    [Untitled]_EF9.jpg

    [Untitled]_EFB.jpg

    [Untitled]_EFD.jpg

    [Untitled]_EFF.jpg

    [Untitled]_F01.jpg

    [Untitled]_F03.jpg

    [Untitled]_F05.jpg

    [Untitled]_F07.jpg

    [Untitled]_F09.jpg

    [Untitled]_F0B-001.jpg

    [Untitled]_F0D.jpg

    [Untitled]_F0F.jpg

    [Untitled]_F11.jpg

    [Untitled]_F13.jpg

    [Untitled]_F15.jpg

    [Untitled]_F17.jpg

    [Untitled]_F19.jpg

    [Untitled]_F1B.jpg

    [Untitled]_F1D.jpg

    [Untitled]_F1F.jpg

    [Untitled]_F21.jpg

    [Untitled]_F23.jpg

    [Untitled]_F25.jpg

    [Untitled]_F27.jpg

    [Untitled]_EF5.jpg

    [Untitled]_F29.jpg

    [Untitled]_F2B.jpg

    [Untitled]_F2D.jpg

    0 0
    0 0

    Многие известные стихи С.Маршака похожи на репортажи с места событий, написаны по свежим следам происшествий. Эту книгу критики ставят в один ряд с "Рассказом о неизвестном герое", только имя героя известно и указано в первых строках: "Посвящается капитану медицинской службы Павлу Ивановичу Буренину".































    О самом событии газеты писали летом 1946 года:  врач-десантник Павел Буренин, спасая больного, совершил первый в истории прыжок с парашютом в условиях Арктики.



    Хирург Павел Буренин во время недавней войны лечил партизан, за его плечами было 23 прыжка с парашютом. В июне 1946 года именно его включили в группу спасения, когда возникла экстренная ситуация на Земле Бунге: 18-летний метеоролог Виктор Беляков во время охоты получил травму глаза - пуля разорвала ствол ружья. Вот как об этом рассказывает известный полярник Виталий Волович в своей книге "На грани риска":
    "Все началось 21 июня 1946 года. Московский радиоцентр Главного управления Северного морского пути получает тревожную радиограмму: тяжело ранен метеоролог полярной станции на Земле Бунге; нужна срочная операция.
    Но как доставить хирурга на крохотный островок Новосибирского архипелага? Судном? Но море Лаптевых забито тяжелыми паковыми льдами, через них не пройти и самому могучему ледоколу. Может быть, на собаках? Но это слишком долго. Самолетом? На Бунге нет посадочной площадки. Остается одно послать помощь гидросамолетом. Если не удастся найти для посадки "открытую воду" поблизости от берега, хирурга решено сбросить на парашюте.



    29 июня машина с бортовым номером СССР Н-341 готова к вылету. В тринадцать часов двадцать минут взревели моторы, и летающая лодка, набирая скорость, мчится по тронутому легкой рябью Химкинскому водохранилищу. Впереди трудный путь над бескрайней тундрой, к берегам моря Лаптевых. Почти семь тысяч километров. Для выполнения задания выделен опытный экипаж. За плечами каждого из его членов тысячи часов полетов в арктическом небе. Они вели ледовую разведку, прокладывали новые воздушные трассы, штурмовали полюс. За штурвалом "лодки" знаменитый полярный ас Матвей Ильич Козлов, кавалер трех орденов Ленина. Его напарник - Виталий Иванович Масленников, мастер ледовой разведки, удостоенный звания Героя Советского Союза за подвиги в небе Отечественной войны. В штурманской рубке, склонившись над картой, неторопливо посапывая трубочкой, прокладывает курс один из лучших полярных штурманов - Валентин Иванович Аккуратов, участник штурма двух полюсов - Северного и относительной недоступности. Ушел с головой в обычные полетные хлопоты Глеб Косухин - представитель славного племени арктических бортмехаников. В заднем отсеке на груде спальных мешков устроились мастер парашютного спорта Леонид Опаричев и молодой хирург-десантник Павел Буренин. Архангельск, Нарьян-Мар, Амдерма, Игарка. На аэродроме в Игарке начата подготовка к десантированию: укладывается парашют, подгоняется подвесная система, затем упаковываются в специальные укладки хирургические инструменты и медикаменты.
    "Лодка" не приспособлена для сбрасывания парашютистов, и изобретательный Масленников приклепывает снаружи по обеим сторонам люка две небольшие ручки, чтобы Буренин мог держаться за них перед прыжком.
    1 июля после многочасового полета Козлов виртуозно приводняет "летающую лодку" в Хатанге. Отдых короток. Время поджимает. Всех на борту тревожит одна и та же мысль: успеют ли?
    Наконец остается позади заснеженный берег материка с черными пятнами проталин. Погода быстро ухудшается. Вокруг угрожающе клубятся густые темно-серые облака. На плоскостях появляется тоненькая белая пленка обледенение. Скорей вниз. Три тысячи метров, две, полторы. Вот уже стрелка альтиметра сползает на цифру "6" - шестьсот метров, а "земли" все нет и нет. Наконец облака редеют, и внизу открывается однообразно белая гладь - море Лаптевых. Наконец у самого горизонта появляется темное пятнышко - остров Фаддеевский. Картина внизу была безрадостная: всюду битый, сторошенный лед вперемешку с полями многолетнего пака, перечерченного трещинами.
    Козлов отворачивает машину к западу. А вот и Земля Бунге, пологая, унылая, изрезанная оврагами, с бурыми пятнами многочисленных озер. Недалеко от берега чернеет несколько промоин метров по триста - четыреста. Самолет делает круг над косой, на которой виден одинокий домик "полярки".
    – Дохлое дело, - говорит Козлов. - Никуда не сесть, твою копоть. Придется бросать доктора с парашютом. Ты, Валентин Иванович, запроси у радиста Бунге скорость и направление ветра и сделай расчет на выброску, чтобы доктору недалеко идти было до "полярки". А доктор наш готов к прыжку?
    – Готов, - коротко, по-военному отрапортовал Буренин.
    – Вот и порядок. Виталий Иванович, командуй выброской. Тебе ведь не привыкать десанты бросать, не один к фашистам в тыл выкинул.
    В грузовом отсеке кабины холодно. Буренин надевает парашюты, и Опаричев еще раз придирчиво осматривает всю его десантную амуницию. Парашюты в порядке; унты привязаны, чтобы не сорвало; нож на месте. Перчатки?
    Буренин достает из кармана куртки пару новеньких меховых перчаток. Хочет надеть, но они не налезают. Вот незадача!
    – Может, мои возьмешь, доктор, - предлагает Масленников.
    Но и его перчатки тоже малы.
    – Ладно, обойдусь. Сейчас все-таки лето, второе июля.
    В наушниках шлемофона у Масленникова хрипит голос Аккуратова: "Выходим на боевой курс. Приготовиться".
    Масленников открывает колпак блистера и помогает Буренину подняться на ступеньку, просунуть в люк ноги. Буренин хватается за ручки, сделанные предусмотрительным Масленниковым, и садится на обрезе люка, свесив ноги за борт. Руки мгновенно застывают. "Скорее бы команда прыгать, - подумал Буренин, - не дай бог отморозить. Как тогда оперировать больного?" Команда раздается неожиданно.
    – Пошел, - кричит Масленников.
    Буренин подается вперед и проваливается вниз, в клубящиеся облака. Он отсчитывает пять секунд и выдергивает кольцо основного парашюта. Его сильно встряхивает, но после секундной остановки он чувствует, что, набирая скорость, летит к земле. Буренин смотрит вверх: купола над головой нет! В момент динамического удара при раскрытии его почти полностью отрывает от кромки, и сейчас он трепыхается над головой огромной белой тряпкой. Скорее запасной! Но пальцы так закоченели, что он не может захватить вытяжное кольцо запасного парашюта.
    Океан набегает с устрашающей быстротой. Остается двести метров, семьдесят пять! Наконец ему все же удается просунуть пальцы под кольцо, и он дергает его изо всех сил. Купол мгновенно наполняется, останавливая роковое падение. А внизу прямо под парашютистом широкая промоина. Он ударяется о черную, тяжелую, как ртуть, воду и, хлебнув воды, теряет сознание.
    Спас парашют. Ветер наполняет купол парашюта, и тот, обратившись в парус, тащит Буренина к берегу. Павел приходит в себя от боли в момент, когда ноги ударяются о ледяной припай. Он выбирается на лед и падает. Его дважды вырывает горько-соленой водой. Негнущимися пальцами Павел с трудом расстегивает подвесную систему и, освободившись от парашюта, тяжело бежит, перепрыгивая с льдины на льдину. До берега еще километра полтора, а он чувствует, как с каждой минутой уходят силы. Но на помощь уже мчится во весь дух перепуганный радист - Костя Котельников. Наконец они добираются до здания "полярки".
    Едва отогревшись, Буренин осматривает раненого. Ему становится ясно, что спасти его может только срочная операция. А через несколько часов на Большую землю уходит короткая радиограмма: "Операция прошла благополучно. Больной вне опасности".
    Два месяца спустя во всех газетах появился Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении капитана медицинской службы Буренина Павла Ивановича за проявленные мужество и героизм орденом Красной Звезды".



    Для Павла Буренина это была первая операция на глазах. Организаторы спасательного рейса прекрасно сознавали, что врача-окулиста с опытом прыжков им не найти, и молодой хирург взял ответственность на себя.
    Самуил Маршак переписывался с героем своего стихотворения и помог тому продолжить образование. Сохранилось его письмо к Павлу Буренину от 16 января 1947 года:

    "Дорогой Павел Иванович,
    Простите, что так долго не отвечал на Ваше письмо. У меня сейчас очень трудные обстоятельства. Болезнь жены совсем выбивает меня из колеи.
    Но все-таки я дважды разговаривал о Вас с генералом Смирновым. Я передал ему Ваше желание работать в хорошей клинике. Но он склоняется больше к тому, чтобы предоставить Вам возможность стать адъюнктом Академии. Для этого надо будет сдать экзамен. Ген<ерал> Смирнов обещал мне, что Вам будет послана программа. Получили ли Вы ее? Имеете ли возможность готовиться к экзамену? Напишите мне об этом. Судьба Ваша меня живейшим образом интересует.
    Что касается баллады, то она, должно быть, будет напечатана в февральской книжке журнала "Знамя". Как только у меня будет экземпляр, я Вам пришлю его, если Вы к тому времени не будете уже в Москве.
    А пока жду от Вас вестей. Пишите мне, если даже ответ от меня задерживается. У меня не всегда находится время для немедленного ответа. Но письмам Вашим я буду всегда рад".


    Впервые "Ледяной остров" и в самом деле был напечатан во 2-м номере журнала "Знамя" за 1947 год. А Павел Иванович Буренин через несколько лет окончил медицинскую Академию, получил звание полковника, стал доктором медицинских наук и лауреатом Государственной премии.

    P.S. "Ледяной остров" - очередная книга из коллекции geki4ukи интересный образец послевоенной графики Ореста Верейского. Очень благодарна за возможность ее увидеть и показать вам!

    0 0

    И хочется надеяться, что не последний...

    Ах, как мне нравится эта книга. От нее веет чем-то таким родным!!! Может быть, эта среднеевропейская флора, которой мне здесь так не хватает? Я влюблена и очарована...

    Э.Хайнеманн
    Семь крапинок
    Иллюстрации Ф.Баумгартена
    Мюнхен, 1954 год

    [Untitled].jpg

    [Untitled]_F32.jpg[Untitled]_F30.jpg

    [Untitled]_F34.jpg

    [Untitled]_F36.jpg

    [Untitled]_F38.jpg

    [Untitled]_F3A.jpg

    [Untitled]_F3C.jpg

    [Untitled]_F3E.jpg

    [Untitled]_F40.jpg

    [Untitled]_F42.jpg

    [Untitled]_F44.jpg

    [Untitled]_F46.jpg

    [Untitled]_F48.jpg

    [Untitled]_F4A.jpg

    [Untitled]_F4C.jpg

    [Untitled]_F50.jpg

    [Untitled]_F4E.jpg

    [Untitled]_F52.jpg

    [Untitled]_F54.jpg

    [Untitled]_F56.jpg

    [Untitled]_F58.jpg[Untitled]_F5A.jpg

    [Untitled]_F5C.jpg</div>

    0 0

    Киев,Дитвидав,твердый переплет, формат 70х901/16,тираж 30000 экземпляров.Отпечатано с матриц Печатно-хромолитографии "Атлас"в Киевской областной типографии.
    Для среднего школьного возраста
    Перевод и предисловие Марии Пригары,иллюстрации и художественное оформление Рафаэля Зейнуровича Масаутова.
    IMG_8404.jpgIMG_8407.jpgIMG_8413.jpg




































    0 0

    С писательницей они однофамильцы штоле? ... и инициалы совпадают?



    Художник Прокофьева С. Л.  Карусель. Тарджеманов Дж. Перевод Ивенсен М. И.
      - М. ДЕТГИЗ. 1956. С.16. Т. 300 000. Ф. С5.

older | 1 | .... | 84 | 85 | (Page 86) | 87 | 88 | .... | 143 | newer