Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Showcase


Channel Catalog


Channel Description:

Музей детской книги - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 39 | 40 | (Page 41) | 42 | 43 | .... | 143 | newer

    0 0

    Мирмухсин (настоящее имя Мирмухсин Мирсаидов, 1921 г.р.)
    Перевод с узбекского и литературная обработка Л. Воронковой.
    Художник А. Билль.
    Энциклопедический формат. Тираж 100 000.


















    0 0

    «Никогда не угаснет», автор И. Шкаровская, худ. А. Резниченко

    Детиздат УССР, Киев, 1958 год

    154 стр., Формат 70×92 1/16, тираж 65.000 экз.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    Герои — киевские пионеры конца 20-х годов. Книга о пионерской романтике, борьбе с беспризорничеством, учебе и мечтах о новом мире.

    Главная героиня Инка, дочь погибшего красного командира и ее подруга Соня из семьи нэпманов.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    Пионер и пирующие нэпманы.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    Главный герой — беспризорник Степка-Руслан.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    Степкины приятели-беспризорники и вор-рецидивист Марека.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    Комсомолец и пионервожатый Рэм на ночной облаве.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    Демонстрация на седьмое ноября.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет

    Сбор средств в пользу пионеров Китая.

    детская книга, ссср, иллюстрации, никогда не угаснет


    0 0

    Две недели назад в сообществе в очередной раз возник разговор о книгах региональных издательств. В своем постеbaxmyp_kaочень хорошо сказал:"Региональные издательства порой печатали совершенно необычные детские произведения местных авторов. Выйди они в "Детлите" или "Малыше" - всесоюзная популярность была бы обеспечена".
    В 50-60-е годы региональных издательств было чрезвычайно много, буквально в каждом областном центре и во всех автономных республиках (см. список в комментариях sergej_manitздесь). И наверняка каждый читатель нашего сообщества, живущий не в столице, с детства помнит книги, изданные на его родине. Поэтому  хочу обратиться к вам сегодня с двумя вопросами:


    • Какие книги региональных издательств произвели на вас самое большое впечатление в детстве? И чем?(Если возможно, покажите обложки и поделитесь воспоминаниями).

    • Какие местные издания (не только своего региона) вы считаете самыми достойными и интересными на ваш взрослый взгляд? Каких  авторов и художников, по вашему мнению, стоит вспомнить и рассказать о них  друг другу?  

    В моей домашней библиотеке с детства сохранились книги Западно-Сибирского издательства, а также Мордовского, Марийского, Кемеровского, издательств "Удмуртия" и "Каракалпакия". Сразу вспомнились три из них:

    1b9c81005391387hleb-0

    0 0
  • 01/24/14--13:24: Оформители.
  • К недавнему разговору про то, что лет 50 назад художников именовали оформителями книг
    тут несколько примеров из разных издательств --






    Оформление худ. Садков П. П. Жизнь и приключения Заморыша. Василенко И. Д.
    - Ростов-на-Дону. Ростовское к. и. 1963. С. 420. Т. 30 000. Ф. С5. Переплет.


    Оформление худ. Глуховцев А. Е. Корейские сказки. Обработка Ходза Н.
    - Ростов-на-Дону. Ростовское к. и. 1956. С.110. Т. 100 000. Ф. А5. Переплет.


    Оформление худ. Демин А. М. Галя-учительница. Клементьева О.
    - Казань. Татарское к. и. 1956. С. 40 + 4 вклейки. Т. 50 000. Ф. С5.

    внутри у всех книг штриховые чб картинки этих вот самых художников...довольно известных любителям книг.

    0 0

    Оригинал взят у gudrun1983в "Светлячок" Тула Приокское книжное издательство, 1972 г.

    Вот такой сборник сказок, стихов и рассказов сохранился у меня с детства. У меня есть еще один выпуск "Светлячка" за 1976 г. Знаю, что выходили и другие. В сборник вошли произведения авторов, связанных с приокским краем. Это как известные писатели и поэты, так и малоизвестные авторы. Покажу, в основном, произведения таких малоизвестных авторов.  Кроме, разве, что Ивана Панькина.




    Василий Катанов




    художник В. Кошечкин

    художник В. Пуршев


    художник Б. Степанцев










    художник В. Михайлов



    художник В. Михайлов

    0 0

    Так получилось, что после разговора о достойных внимания региональных детских книжках, я успел показать некоторые у себя в жж до появления аналогичной темы в сообществе. По просьбе donna_bentaвыкладываю и здесь.

    "На днях в сообществе Музей детской книгивновь имел продолжение разговор о региональных детских книжках, не известных широкому кругу читателей. Согласитесь, среди них должны и могут быть замечательные повествования. Здесь сразу нужно сделать оговорку, что эпитет "замечательные" я отношу главным образом к содержательной части, к тексту, поскольку хорошей полиграфической базы в провинции быть не могло (исключение разве что Тверь). Так вот, я пообещал уважаемой&tomtarпоказать некоторые подобные книжки. Что, не откладывая в долгий ящик, и делаю. (А ящик у меня о-о-о-очень долгий. Если уберешь, фиг потом найдешь).

    Первая книжка вышла в Ярославле, в Верхне-Волжском издательстве в 1964 году. Это единственное издание. "Солнечные терема", автор - Иван Алексеевич Симонов, родом из Вязников Владимирской области. Четырьмя годами ранее в издательстве "Молодая гвардия" вышла более известная его книга "Охотники за сказками", трижды переизданная (в 1964 и дважды в 1970 году). Оба произведения связывают одни и те же действующие лица - ребята из владимирской глубинки. Действие происходит в 1926 году. Отец бедной крестьянской семьи отряжает сына кашеваром в рабочую артель пильщиков леса. Цикл рассказов - истории, произошедшие с Костей Крайновым на делянке, перемежающиеся сказками деда Дружкова, старого артельщика. Не знаю у кого как, но у меня все воспоминания из детства пронизаны каким-то ярким солнечным светом. Такое ощущение и от книги. Трудные были времена. Еще не пришла пора принудительной коллективизации, но с продразверсткой крестьяне уже столкнулись. Не просто доставался кусок хлеба. Работали все от мала до велика. Но даже эти суровые реалии - ничто по сравнению с детским восприятием полноты, волшебства жизни. Кстати сейчас подумалось - может быть это свойственно всем автобиографическим произведениям о детстве? В "Переступене белом" Леонова тоже есть это пронизывающее ощущение детского счастья, даже в непростые моменты (например как дети пировали простой картошкой). А вот в беллетристических, вымученных повестях "Село Городище" Воронковой и "Стожары" Мусатова -  лишь сухое нравоучительное повествование о суровых буднях и тяжелом детстве. Потому и ощущение скорее тягостное.
    Но вернемся к "Солнечным теремам". Днем артельщики валят лес, кашевар кашеварит, а по вечерам дедушка Дружков рассказывает сказки. Повесть объемная, более сотни страниц, поэтому я выбрал один рассказ"За тряску - сказка".



    Тираж книги 100 тыс. Бумажная обложка. Иллюстрации художника И. Балакина.








    0 0

    Оригинал взят у gudrun1983в Феликс Лев "Лесная грамота"


    Издательство "Малыш" М., 1967 г.. Художник Николай Устинов.















    0 0

    Продолжу разговор о хороших книгах региональных издательств. Несколько лет назад похожее обсуждение в сообществе zabytoe_staroeподарило знакомство с некоторыми такими книжками. Одним из наиболее примечательных открытий стала небольшая повесть нижегородского писателя Варлаама Рыжакова "О Гриньке, о Саньке и немного о девчонках", порадовавшая свежестью, хорошим языком и ненатужным юмором.




    Повесть о деревне, обычной такой российской глубинке, которая не меняется, похоже, столетиями: дороги сюда прокладывать не спешат, а на проселке по осени запросто утонет трактор по самую трубу. Глушь, малолюдье, тишина до звона: на одном конце разговариваешь — на другом все слышно. Закадычные друзья Гринька и Санька от такого отрыва от цивилизации не очень страдают: с одной стороны, время описывается ненынешнее, начало шестидесятых - несуетное и неискушенное; с другой - для мальчишеской жизнерадостности глушь не помеха. А Гринька и Санька еще совсем мальчишки, сколько им - лет двенадцать-тринадцать, в прошлом году проходили "Тараса Бульбу", в этом - делали самопал, пробили пол гирей - "геркулесились", чуть не подрались из-за лыж.















    И все бы хорошо и весело, да только Гришка вдруг влюбился - отчаянно, до одури.








    Да кабы только одни замерзшие коленки от этой непрошенной любви! Все куда хуже, как в песне: "Я люблю её, она его, а ему... "А с "ним"все совсем не просто...












    Повесть подкупает искренней, слегка наивной интонацией, этим застенчиво-трепетным "немного о...". "Деревенские страданья"вызывают улыбку, но не насмешку. И неподдельное сопереживание, потому что на героев своих автор смотрит без взрослой снисходительности, а с полным пониманием того, каким пьянящим и мучительным бывает первое чувство. Не важно, ответное оно или без взаимности - при любом раскладе третий получается лишним. И от этого совсем не по-детски больно. Тем не менее, это настоящая детская книга, говорящая о взрослении тепло, целомудренно и деликатно.


    Теплые воспоминания о Варлааме Рыжакове и его книгах сохранила редактор Волго-Вятского издательства Ольга Наумова (журнал "Библиотечное дело" N 23(113), 2009):




    Но, может быть, лучше всего о писателе Варлааме Сергеевиче Рыжакове расскажет короткая строчка, оставленная им на память уже выросшему читателю:
    "Дай Бог Вашей душе нежности и любви.
    Автор В. Рыжаков 22.3.2004г."






    Повесть "О Гриньке, о Саньке и немного о девчонках"была написана в 1969 году. У меня переиздание - сборник Волго-Вятского издательства, вышедший в 1976, в который входят еще автобиографические "Скупые годы"о военном детстве и лирическая "Капка". Рисунки - А.С.Смирнова.

    0 0

    Это вторая известная мне книжка о детских железных дорогах на украинском языке.































































    0 0

    Продолжаем возвращать из небытия незаслуженно забытые имена.
    Иногда приходится сталкиваться с тем, что об авторе даже дюжины прекрасных детских книг 50-60 годов не остается не только какой-либо биографической информации, но даже порой инициалы поддаются расшифровке лишь с определенной долей вероятности.
    Эльфрида Борисовна Островская. Что мы о ней знаем? Она автор следующих книг:
    1958г. "Нечто вроде басенки о спесивом Васеньке". Илл. В. Крутова. Иваново. Ивановское книжное издательство, 22 стр., илл., тираж 25 тыс.
    1960г. "Загадочная тетрадь" Илл. Ю. Гершковича. М. Детгиз, 16 стр, илл. тираж 110 тыс.
    1960г. "Хорошее настроение" Илл. Кузнецова Б.М. Иваново. Ивановское книжное издательство. 16 стр., илл. тираж 10 тыс.
    1961г. "Сплошные неприятности. Веселые стихи". Илл. Г.К. Бедарева, М., Советская Россия, 16 стр. илл., тираж 200 тыс.
    1962г. "Столько дел!" Илл. А. Голубев,, Иваново. Ивановские книжное издательство. 24 стр, илл. тираж 10 тыс.
    1963г. "Нитки и иголки" Илл. В. Балашова, М. Детский мир. 14 стр. илл., тираж 160 тыс.
    1963г. "Черепахина рубаха" Илл. А. Голубева. Иваново. Ивановское книжное издательство. 16 стр., илл. тираж 35 тыс.
    1964г. "До свиданья, тишина!" Илл. В. Кравцова и В. Серпкова. Ярославль, В. - Волжское книжное издательство, 24 стр, илл, тираж 60 тыс.
    1967г. "Чужой барашек" Илл. Н. Флоринского. Ярославль. В. - Волжское книжное издательство, 16 стр., илл. тираж 100 тыс.
    Судя по издательствам, работавшим с Островской, она уроженка Иванова. Девять изданий за девять лет. Все произведения стихотворные. Судя по той книжке, которую сегодня покажу, стихи очень высокого уровня. Это настоящая талантливая детская поэтесса. И вдруг, с конца 60-х, об авторе, как говорится, ни слуху, ни духу. Несправедливо. Будем искать!

    Книжку проиллюстрировал Наркис Флоринский, чьи работы я уже неоднократно показывал в журнале, и о котором неоднократно писал.
    Представляемая его работа стилистически очень близка "Колобку" 1966 года. Художник продолжает демонстрировать основные модели одежды сезона Весна-осень-67 разных социальных групп советского общества. )))

    "Чужой барашек"
    В.-Волжское книжное издательство, 1967г.
    Формат энциклопедический, тираж 100 тыс экз.




















    0 0

    Оригинал взят у gudrun1983в Лидия Чарская "Генеральская дочка"



    Несколько слов о Лидии Чарской.
    Информация взята с сайтов www.verav.ru, www.diary.ru (сообщество, посвященное творчеству Чарской), www.chukfamily.ru


      Лидия Алексеевна Чарская (псевдоним Лидии Алексеевны Чуриловой, урождённой Вороновой) (1875?-1937) – русская детская писательница, актриса.
    Семь лет (1886-1893) провела Лидия в Павловском институте благородных девиц; впечатления институтской жизни стали материалом для её будущих книг.
    В восемнадцать лет будущая писательница вышла замуж за офицера Бориса Чурилова. Вскоре офицер отбыл на место службы в Сибирь, а молодая женщина с крохотным ребенком на руках осталась одна.
      Оставшись в Петербурге, Чарская поступает на Драматические курсы при Императорском театральном училище. После окончания курсов в 1898 году Лидию Алексеевну принимают на единственное вакантное женское место в Санкт-Петербургский Александринский Императорский театр, в котором она прослужила до 1924 года. Однако блестящей ее актерскую карьеру назвать нельзя. Чарская играла второстепенные роли на сцене. Но стала знаменитой в другом - писательстве.
      Причиной по которой она стала писать - стесненное материальное положение. Первая же повесть «Записки институтки», родившаяся в 1901 году из её институтских дневников, принесла ей громкую славу. В то время в Петербурге товариществом М.О. Вольф издавался еженедельный журнал «Задушевное слово» для детей младшего и среднего возраста. В этом то журнале и стала постоянно печататься Чарская. Ее произведения имели огромный успех среди детей и юношества в дореволюционной России. Со временем её известность достигла европейских стран. Переведённые на немецкий, английский, французский, чешский языки, книги Чарской вошли в каждую семью, где росли дети. Молодёжь зачитывалась её произведениями, восторженно встречая новые книги. Чарская была кумиром подростков, особенно девочек. Любимыми темами писательницы были приключения брошенных, потерянных или похищенных детей - «Сибирочка» (1908), «Лесовичка» (1912), «Щелчок» (1912), и жизнь воспитанниц закрытых институтов («Записки институтки» (1902), «Княжна Джаваха» (1903), «Люда Влассовская» (1904), «Белые пелеринки» (1906), «Вторая Нина» (1909), «За что?» (1909), «Большой Джон» (1910), «На всю жизнь» (1911), «Цель достигнута» (1911), «Юность Лиды Воронской» (1912), «Гимназистки», «Записки сиротки», «Приютки», «Волшебная сказка» и другие).
      Хотя творчество Чарской было обращено к детской и юношеской аудитории, она писала не только для детей. Она известна как автор исторических повестей: «Смелая жизнь» (1905) - о «кавалерист-девице» Н.А. Дуровой, «Газават» (1906) - о событиях Кавказской войны 1817-1864 годов, «Грозная дружина» - о походе Ермака и покорении Сибири; «Желанный царь» - о событиях Смутного времени, предшествующих воцарению юного Михаила Романова, а также «Паж цесаревны», «Царский гнев», «Евфимия Старицкая», «Так велела царица».
      Одним из самых значительных её произведений стала небольшая публицистическая книжка в полтора десятка страниц, вышедшая в 1909 году, - «Профанация стыда», книжка в защиту детей от взрослых, резко и страстно осуждающая применение телесных наказаний в учебных заведениях дореволюционной России.
      Но «судьба» в образе революции 1917 года внесла в жизнь Чарской свои жёсткие коррективы.
      Ещё в 1912 году К.И. Чуковский «развенчал» её творчество, назвав писательницу «гением пошлости». Однако статья Чуковского о Чарской лишь увеличила, как свидетельствуют современники, её популярность.
      Вот некоторые выдержки оттуда:   "Перелистываю книги этой Чарской и тоже упоен до безъязычия. В них такая грозовая атмосфера, что всякий очутившийся там тотчас же падает в обморок. Это мне нравится больше всего. У Чарской даже четырехлетние дети никак не могут без обморока. Словно смерч, она налетает на них и бросает их на землю без чувств...
    Три обморока на каждую книгу — такова обычная норма. К этому так привыкаешь, что как-то даже обидно, когда в повести «Люда Влассовская» героиня теряет сознание всего лишь однажды. Ее и душат и режут, а она хоть бы что. Право, это даже невежливо. Такая толстая книга, и только один обморок! То ли дело другая великолепная повесть о девочке Нине Воронской: повесть еще не закончена, а уж Нина впадала в бесчувствие ровно одиннадцать раз! Да и как же героям Чарской хоть неделю пробыть без обморока! Она только о том и заботится, чтобы довести этих детей до бесчувствия. Ураганы, пожары, разбойники, выстрелы, дикие звери, наводнения так и сыплются на них без конца,— и какую-то девочку похитили цыгане и мучают, пытают ее; а другую — схватили татары и сию минуту убьют; а эта — у беглых каторжников, и они ее непременно зарежут, а вот — кораблекрушение, а вот — столкновение поездов, и на одну только малютку Сибирочку (в книге «Сибирочка») нападают сначала волки, а после — медведь, а после — разъяренные львы. Целый зверинец против крохотной девочки! Но Чарской мало и львов и волков, и вот — Серые, Черные Женщины, Черные Принцы, привидения, выходцы из могил, и все это только для того, чтобы:
    «А-а-а! — закричала вдруг не своим голосом Малявка и без чувств грохнулась на пол» («Большой Джон», гл. V).
    «Ужас»— любимое слово у этих ошалелых детей....Нечего и говорить о том, что эти малые дети то и дело убегают из дому — в дебри, в тундры, в моря, в океаны, ежеминутно висят над бездонными пропастями и по всякому малейшему поводу покушаются на самоубийство...
      Что же это такое, обожаемая Лидия Алексеевна? Как это случилось, что вы превратились в машину? Долго ли вам еще придется фабриковать по готовым моделям все те же ужасы, те же истерики, те же катастрофы и обмороки? Кто проклял вас таким страшным проклятием? Как, должно быть, вам самой опостылели эти истертые слова, истрепанные образы, застарелые, привычные эффекты, и с каким, должно быть, скрежетом зубовным, мучительно себя презирая, вы в тысячный раз выводите все то же, все то же, все то же...
      Но, к счастью, вы и до сих пор не догадались о вашем позоре, и, когда простодушные младенцы воспевают вас как счастливую соперницу Пушкина, вы приемлете эти гимны как должное. Я тоже почитаю вас гением, но, воистину, гением пошлости. Превратить свою душу в машину, чувствовать и думать по инерции! Если какой-нибудь Дюркгейм захочет написать философский трактат «О пошлости», рекомендую ему сорок томов сочинений Лидии Чарской. Лучшего материала ему не найти. Здесь так полно и богато представлены все оттенки и переливы этого малоисследованного социального явления: банальность, вульгарность, тривиальность, безвкусица, фарисейство, ханжество, филистерство, косность (огромная коллекция! великолепный музей!), что наука должна быть благодарна трудолюбивой писательнице.
      Особенно недосягаема Чарская в пошлости патриото-казарменной: «Мощный Двуглавый Орел», «Обожаемый Россией монарх» — это у нее на каждом шагу, и не мудрено, что унтеры Пришибеевы приветствуют ее радостным ржанием...  "
      После 1917 года судьба писательницы резко изменилась. С приходом Советской власти её перестали печатать, не простив писательнице её дворянского происхождения и «буржуазно-мещанских» взглядов. (О том, что женщина с юных лет жила на трудовые заработки, было забыто).
      Последняя публикация Чарской, повесть «Мотылёк», так и осталась неоконченной: журнал «Задушевное слово» закрылся в 1918 году.
      В 1920 году вышла в свет «Инструкция политико-просветительского отдела Наркомпроса о пересмотре и изъятии устаревшей литературы из общественных библиотек». Сюда были включены и произведения Чарской. Чарская была предана гражданской анафеме, читать её не только не рекомендовалось, но и запрещалось. Наиболее обидными для девочки в школах надолго стали слова: «Ты похожа на институтку из книг Чарской».
      Но испытания на этом не закончились. Подлинную трагедию она ощутила, когда пришло известие о гибели сына Юрия, который сражался в Красной Армии. Одинокая, уже немолодая женщина, покинутая всеми, не имеющая к тому времени родственников, она в 1924 году ушла из театра. Началась буквально нищенская жизнь. И теперь некогда беспощадный к её творчеству К.И. Чуковский хлопотал о материальной помощи для всеми забытой писательницы.
    Сохранилось благодарственное письмо Чарской к Чуковскому: "1/2 24 г.

    Глубокоуважаемый Корней Иванович.

    Нет достаточно слов, которыми я могла бы выразить Вам мою искреннюю сердечную благодарность за то, что Вы сделали для меня в этот ужасный год несправедливого моего сокращения в театре и в дни болезни.

    Два дня т<ому> н<азад> я узнала лишь о том, что получкой дров из А<мериканс>кой Секции и получением помощи (ежемесячной) в КУБУ26 я обязана Вам.

    Спасибо Вам, дорогой, за все. Слов нет. Спасибо Вам, что пришли мне на помощь в такую исключительно тяжелую для меня минуту жизни. И так деликатно, так чутко! Я получила 2 саж<ени> и червонец деньгами. (На выбор: или 3 саж<ени>. Взяла первое.) Думаю, что Вам это можно сказать. В Кубу в этом месяце получила 110 миллиардов. (За январь.)

    У Вас есть дети, и за то доброе, что Вы делаете другим, они должны быть счастливы и будут, если существует справедливость на земле.

    Верите ли, за весь этот год со дня моего сокращения Ю<рьевы>м из труппы27 и перевода в "сезонные" до мая, я впервые почувствовала, узнав о Ваших хлопотах, что свет не так уж плох, раз на земле живут такие светлые люди, как Вы и Вам подобные.

    Еще раз огромное Вам спасибо за все.

    Искренне преданная Вам

    Лидия Чарская"

      О послереволюционных годах жизни Чарской осталось всего несколько свидетельств. Она продолжала получать письма от детей с выражением восторга и любви, с просьбами дать хотя бы на несколько дней продолжение любимой книги. Девочки из соседней школы тайком приносили ей продукты и даже незаметно оставляли деньги под скатертью обеденного стола.
      Чарская давала детям читать свои произведения - но не книги, а рукописи. Книг в квартире не сохранилось, в том числе и собственных. Жила Лидия Алексеевна в крохотной квартирке, дверь с лестницы открывалась прямо в кухню. В квартире ничего не было, стены пустые.

    Лидия Алексеевна Чарская умерла 18 марта 1937 года в Ленинграде.
     Казалось ее книги забыты навсегда, но в 90-х после долгого забвения были напечатаны несколько книг Чарской. Сейчас же без проблем можно приобрести ее книги.





    Покажу дореволюционное издание из моей библиотеки. В книгу входят повесть для юношества "Генеральская дочка", а также повесть "Лишний рот" . Издана книга Типографией Товарищества "Грамотность" (5-я Рождественская,44) Год издания и художник мне неизвестны. Может кто-то подскажет?















    Начало каждой главы украшено орнаментом. Узоры, а также оформление буквиц везде разные. А также по всей книге разбросаны различные заставки.





    0 0



    .. известная английская песенка о трех мышках в иллюстрациях Edmund G. Cаldwell опубликованная издательством Marcus Ward & Co в 1887 году.
    Песенка в англоязычном мире очень популярная: любители Шрека помнят трех слепых мышек из этого мультфильма.
    Это они:


    Любители же Агаты Кристи, к которым я причисляю и себя, знают, что она активно использовала английские детские песенки, так называемые считалки-речетативы.
    Эту песенку (скорее ее подтекст) она использовала в романе "Три слепых мышонка", который потом стал и пьесой- "Мышеловка"



    Three blind mice, see how they run!
    They all ran after the farmer's wife,
    Who cut off their tails with a carving knife,
    Did you ever see such a thing in your life,
    As three blind mice?



    Взгляни, как бегут три мышки слепых!
    За Фермершой следом, которая им
    Хвосты отрубила ножом кривым.
    Случалось ли видеть глазам твоим
    Трёх мышек слепых?

    .. а вообще-то, речетативчик этот наивный не совсем так прост и когда-то за него можно было взойти на эшафот.
    Связан он с правлением Кровавой Мэри.



    Да-да, это та самая Мария I Тюдор, дочь Генриха VIII и, кстати, первая коронованная королева Англии.
    Ну, хоть и первая коронованная, но о степени любви к ней народи свидетельствует тот факт, что до сих пор в Англии день ее смерти отмечается как национальный праздник.
    Дело в том, что Мария Католичка, Фермерша или Кровавая Мэри, рьяно не любила протестантов, но любила их поместья. Вот так вера в Бога шла под руку с государственной политикой укрепления мощи и власти. Впрочем, ее можно понять: там были свои сложности, Реформация опять же...
    Ну, это история долгая, впрочем как и рассуждения, что следует любить и во что верить политику.


    А собственно история о трех мышках - это история трех крупнейших землевладельцев, которых обвинили в ереси и в заговоре против королевы и которые сначала были ослеплены по ее приказу, а затем публично сожжены.


    Вот такие мышки....

    0 0

    Петер Хакс "В подземелье старой башни, или
       Истории о Генриетте и дядюшке Титусе"Детская литература 1966
       тираж 50 000
       рис.Н.Антокольской
    


    Драматург, поэт и эссеист Петер Хакс (21.03.1928 - 28.08.2003) считался в ГДР современным классиком, причем пьесы его с равным успехом шли на театральных подмостках как Восточной, так и Западной Германии. Но для нас здесь представляет интерес другая грань его таланта: член всевозможных академий и лауреат всех немецких литературных наград, он всю жизнь писал сказки для детей, а иногда и для взрослых. А началось все в 1951 году в Мюнхене, где двадцатритрехлетний уроженец Вроцлава устроился работать на радио. Там он вместе с будущим известным писателем Джеймсом Крюсом готовил скетчи для радиопередач. Радиопостановки оказались хорошей школой, давшей обоим авторам острое "чувство аудитории"и навык емкого, изобретательного повествования. В 1955 Хакс перебрался в ГДР. Крюс остался в ФРГ, но дружеские отношения между бывшими коллегами сохранились, и в сказочной повести Петера Хакса обнаруживается вполне реальный герой родом с острова Гельголанд.

    Повесть "В подземелье старой башне"была написана в 1961 году. Нетрудно заметить сходство композиции сказки Хакса с издававшимися у нас книгами Джеймса Крюса "Маяк на Омаровых рифах"и "Мой прадедушка, герои и я": в обрамляющий сюжет вставлены короткие, немного абсурдные новеллы, забавные стихи, исторические реминисценции, создающие атмосферу игры, шутливого диалога с читателем.

    ... девочка просунула голову между прутьями решетки и обратилась к Пилю:
    - Меня звать Лени Шрадер, и я хочу спросить: вы интересуетесь похоронами?
    - Страстно, - ответил Пиль. - Я участвовал во многих похоронах, и всегда как главное лицо.
    - То есть как? - спросила девочка.
    - Я хочу сказать, - пояснил Пиль, - без меня не было бы этих похорон."



    Повесть "В подземелье старой башни, или Истории о Генриетте и дядюшке Титусе" - этакая "1001 ночь в немецкой глубинке".
    Громила Пиль, нанятый беспринципной акулой большого бизнеса мистером Трестом, среди бела дня похищает знаменитого изобретателя дядюшку Титуса из тихого немецкого городка Шварца. В ожидании самолета похититель запирает дядюшку Титуса и нескольких жителей Шварцы, ставших невольными свидетелями злодеяния, в развалинах старой башни. Чтобы дать Титусу время освободиться от веревок и найти выход из подземелья, находчивые жители Шварцы стараются отвлечь Пиля невероятными историями про знаменитого изобретателя и его маленькую племянницу Генриетту. Кстати, тут тоже можно заметить шутливую перекличку с Джеймсом Крюсом, написавшим книжку для малышей "Генриетта с узкоколейки". Только у Крюса Генриетта не девочка, а добродушный паровозик , который ходит не по расписанию, а "из нужд человека".

    <

     





     





     













     




    А вот и обещанная история про Джеймса Крюса и его родной остров:

     






     



    Peter Hacks


    0 0

    Чешская сказка и вновь без обложки,
    Пересказал Константин Паустовский
    Лемкуль раскрасил своею рукой.
    Что-то не видно в музее такой.

























    0 0

    История слонов Сюн и Кунг, история создания книги, когда сначала были написаны рисунки художником Шевченко Владимиром, а потом к ним был написан текст Виталием Бианки, эта необыкновенная история вдохновилаталантливого художника Катерину Барсукову на создание песочной анимации.
    К началу нашего проекта Катя создала вот такую красоту. Вчера Катенька прислала мне готовый фильм.
    Великолепное музыкальное сопровождение и чудесная работа мастера.
    История о слонах, о станах, и городах, история о художнике
    Вот этот фильм:

    0 0

    Народный художник Удмуртии А.П.Холмогоров


    0 0

    Все труднее и труднее стало выкладывать книжки. Пока весь музей пересмотришь, пока соберёшься.., бац, уже поздно.
    И пока филиалы музея ищут чем нас поразить, показываю книжку для любителей творчества Васнецова. Да она, наверно, всем знакома.




















    0 0







































































    0 0

    Photobucket Photobucket Photobucket Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket Photobucket Photobucket Photobucket

    Кузьмин, Л. Капитан Коко и зеленое стеклышко. Сказочная повесть. Художник И. Прагер. М.: Советская Россия. 1971 г. Переплет: издательский картонаж; 128 страниц; формат: энциклопедический

    Photobucket

    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket
    Photobucket Photobucket


    0 0

    Игорь Мельников  "Бабушкины кактусы"Детская литература 1973
       формат 60x90 1/8
       илл. А.Тамбовкина
    


    Морские истории для малышей, рассказанные юным неопытным матросиком: флотские премудрости, экзотика южных морей и трудная жизнь корабельных котов.
    Об авторе, к сожалению, информации не нашлось, ну а художник в представлении не нуждается.



























    Кстати, летопись тихого героизма судовых котоввесьма обширна и интернациональна :)



older | 1 | .... | 39 | 40 | (Page 41) | 42 | 43 | .... | 143 | newer