Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Channel Catalog


Channel Description:

Музей детской книги - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 34 | 35 | (Page 36) | 37 | 38 | .... | 143 | newer

    0 0

    Оригинал взят у gudrun1983в Сегодня 105 лет со дня рождения Николая Носова!



    "Крокодил"№ 32 (1538) от 20 ноября 1958 г.


    0 0
    0 0

    Оригинал взят у trukhinaв Май Митурич, и его сказочные миры...




    Май Петрович Митурич-Хлебников

    (29 мая 1925г. — 30 июня 2008г.)


    Пролог

    Май МИТУРИЧ.
    Это имя как пароль. Сто его детских книг — сто украшений любой книжной коллекции. «Шалтай-Болтай» 1958 года и первый сборник Маршака с цветными картинками. Долгожданная, после многолетнего забвения, детская книжка Даниила Хармса, проиллюстрированная совместно с Иваном Бруни. Сборники Михалкова, Заходера, Барто, «Алиса в стране чудес», «Маугли», «Серебряное копытце», «Краденое солнце».
    Книжки детям художник подписывал так: «от дедушки Мая»...

    Родившийся в мае 1925-го в семье замечательных художников русского авангарда Петра Митурича и Веры Хлебниковой, действительный член Российской академии художеств, чьи картины висят в Третьяковке, Пушкинском, Русском музеях, — для своего положения и своих лет Май Митурич был удивительно прост, скромен, даже слегка застенчив. Красив и статен, с седоватой бородой и неповторимым тембром голоса. От его обращения «голубчик» все внутри замирало, ведь так уже никто не говорит...

    Сказочные миры Мая Митурича

    Книги, оформленные Маем Митуричем, становились частью нашей жизни, входили в наши дома начиная с 1950-х годов. Мы сами и наши родители росли на его книгах. Наши дети и внуки растут на них. Наша детская иллюстрация не мыслима без его узнаваемых «авторских» книжных решений... без чистых-звонких красок его палитры...
    Без поразительно доброго юмора и светлой, эдакой причудливо-весёлой сказочности «Мухи-Цокотухи» и «Угомона»... без таинственных джунглей «Маугли»... без суровых северных скал, птичьих базаров и оленей в рассказах Г.Снегирева...
    Реально и сказочно, за пределами времени, вроде бы в ином, едва-едва сместившемся измерении, живут у Мая Митурича персонажи книг.

    Не за гранью времён, а рядом, доступно глазу художника, проступает через туман веков прекрасное ребячество Эллады. Белеет нетронутой чистотой прибрежный песок, и корабли Одиссея растворяются в манящих просторах южных морей. И неразрывно с той древней Элладой встают в акварелях, сделанных художником с натуры, неподвластные времени просторы моря, стволы олив, очертания прибрежных скал греческих островов...

    Высятся в незыблимом безмолвии вечности древние Гималайские горы - таинственная Индия. Сказочная, пряная, мистическая, непостижимая для европейца страна. Сколько художников пытались найти ключ к ее заповедной двери, и как нечасто им это удавалось! У Митурича Индия такая же «своя», как Подмосковье, и кроме того поэтически-неуловимая. Сияют горы - серые, розоватые, сизые; бежит реченька - и всё светится, поёт музыкой нежных, тонко сгармонированных акварельных красок...

    Приближается к нам, выступает из запредельной дали неведомая и непонятная Япония. Далекий и неизвестный мир природы, других людей, их уклада жизни - всё это открывается в книжках чудесных японских сказок, оформленных Митуричем. В его тонких изящных и весёлых иллюстрациях, созвучных японскому искусству, оживает в прозрачных, лёгких, сделанных тушью рисунках на свитках. А ещё больше - в акварелях, пейзажах Японии, пронизанных её светом, её воздухом. Сделанные во время пребывания на Хоккайдо, где он прожил год по приглашению своих японских друзей, «японские» вещи Митурича лишены оттенка стилизаторства: его "рука"узнаётся в каждом штрихе, каждой линии, каждом оттенке цвета. И в то же время - это Япония. Пусть чуть-чуть «русская» Япония, в восприятии русского художника, преломленная сквозь его зрение, прошедшая через его душу, но от того в особенности близкая нам, понятная и потрясающе живая.
    «Ходит такой миф,— говорит Митурич, — что в Японии меня оценили потому, что я японистый. Мол, им должно нравиться, что я тонкой кисточкой рисую. Ничего подобного. Там ко мне относились как к русскому художнику. А японистых японцев у них своих хватает».

    ................ Усталые, раздраженные, мы соприкасаемся с этими мирами... преображаемся, приобщаемся к тому чудесному миру, где властвует добрый кудесник с таким светлым, радостным и молодым именем Май... куда он доверчиво приглашает каждого, кто способен если не существовать там вечно, то хотя бы зайти ненадолго...

    Немного истории

    Конец 1950-х годов был временем, когда иллюстрирование литературы для детей требовало обновления, притока свежих творческих сил. Детская (особенно дошкольная) книга не меньше, чем живопись, скульптура и графика, нуждалась в преодолении штампов, в создании живого динамического языка. В стране открывались новые и оснащались старые издательские и полиграфические центры. В 1957 году в Москве, наряду с Детгизом, было создано новое издательство литературы для детей - "Детский мир". Детские книги начали выпускать издательства "Советская Россия"и "Молодая гвардия". Все эти издательства искали среди художников людей, заинтересованных в работе для детей, способных с увлечением ей отдаться. Речь шла о возрождении того особого жанра книги для маленьких детей, в котором текст и рисунок, сплавляясь в синтетический образ, составляют некое новое художественное единство, где не только сюжет, но и ритм стиха или прозы находят адекватное изобразительное выражение.

    Нужно вернуться к книжным работам Митурича начала 1960-х годов, чтобы проследить, как эти новые черты живописного мышления постепенно намечались в течение десятилетия. Уже были выпущены отдельными книжками с иллюстрациями Митурича "Шалтай-Болтай" (1958), "Сказка о глупом мышонке"и "Угомон" (1959).
    Потом началась работа над двухтомным изданием "Стихов для детей"С.Я.Маршака, растянувшаяся затем почти на пять лет. Свои первые иллюстрации Митурич успел показать Маршаку, получить его одобрение: он шел согласно вслед за поэтом. Знаменитые еще с 1920-х годов старушка и пудель; герой переводов из английской детской поэзии доктор Фостер, который отправился в Глостер; персонажи из "Королевского бутерброда", так же как из поздних стихотворений Маршака ("Угомон"и другие) - были заново переосмыслены художником в духе живой и доброй иронической фантазии.
    Создание цветных рисунков к первому тому совпало для Митурича с немаловажным событием. В 1964 году Советский подготовительный комитет Международной выставки искусства книги в Лейпциге объявил в память недавно скончавшегося поэта национальный конкурс на иллюстрирование четырёх разворотов любого из его стихотворений.
    В конкурсе приняли участие старейшие ленинградские мастера детской книги, работавшие с Маршаком еще в редакции ГИЗа: Е.Чарушин вновь после тридцатилетнего перерыва иллюстрировал стихотворение "Детки в клетке", Ю.Васнецов - написанную в 1946 году стихотворную пьесу Маршака "Теремок". Были представлены также иллюстрации известного московского художника Ф.Лемкуля; цветные рисунки, выполненные двумя молодыми графиками М.Скобелевым и А.Елисеевым к знаменитой "Почте"; иллюстрации свердловского художника В.Воловича к маршаковскому переводу шотландской баллады Р.Стивенсона "Вересковый мед". В.Цигаль показал цветные акварели к стихотворению "Мальчик, мельник и осел".
    Митурич подал четыре цветных акварельных разворота к "Стихам для детей"одним из последних: он сомневался, что они представят интерес для жюри. Между тем опасения его были напрасны. Акварели по достоинству оценили не только в подготовительном комитете в Москве, но и в международном жюри в Лейпциге - Митурич получил свою первую международную награду - серебряную медаль ИБА-65.

    Несколько цветных детских книг 1961-1963 годов иллюстрированы Митуричем цветными мелками в сочетании с цветной акварелью, пером и гуашью. Таковы иллюстрации к книгам В.Берестова и Н.Панченко "Необычайные приключения солнечного зайчика" ("Детский мир", 1961), "Про пингвинов" ("Детский мир", 1961); к книгам Валентина Берестова "Чембулак" ("Советская Россия", 1961) и "Картинки в лужах" ("Детский мир", 1962).
    Одновременно художник пробует все активнее вводить цветную акварель, сочетая перовой или карандашный рисунок с локальными заливками ярким открытым цветом. Таковы иллюстрации к книгам "Игра"Даниила Хармса ("Детский мир", 1962) - совместно с И.Бруни, небольшой сборник стихов С.Я.Маршака "Для маленьких" ("Детская литература", 1964). Работой, в которой наиболее органично соединились рисунок акварелью и цветное пятно, стала книжка "Веселые чижи" ("Малыш", 1965). Ее можно считать первой цельной по оформительскому замыслу и художественному исполнению работой Митурича в книге для самых маленьких. За эту книгу художник был удостоен диплома первой степени Всероссийского конкурса на лучшую книгу года.

    Эпилог

    ...............Накануне своего 75-летия, в 2000 году, Май Петрович говорил: «Мое поколение, как мне кажется, не очень вписывается в изменившуюся жизнь... По-моему, издательства сейчас стараются находить художников (пусть уж они не обижаются) где-то под забором. С тем, чтобы очень мало платить. Это очень печально - ведь то, что западает в душу в детстве, определяет представления человека на всю жизнь. Теперешний рынок оказался суровее прежних консерваторов и душителей, которые уже вспоминаются с улыбкой. Так что я теперь "бывший детский иллюстратор"».
    Нет, нет и еще раз нет, Май Петрович! Вы не бывший. Вы — самый настоящий.

    материал частично взят:
    http://persones.ru/biography-2901.html
    http://www.konspektov.net/question/4113083
    http://fortuna-al.narod.ru/Miturich.html

    ещё интересно вот тут - http://ksutyagin.livejournal.com/96747.html

    С.Маршак

    "Сказка о глупом мышонке"





    Издательство - Детский мир
    Год - 1959
    Переплёт - на картоне картоне
    Бумага - офсетная
    Формат - энциклопедический
    Страниц - 12
    Тираж - 200 000 экземпляров

    Художник - Май МИТУРИЧ




    0 0

    Еще одна книжка-малышка из серии моих "веселых гармошек". На этот раз рисунки - работа художника Владимира Перцова. Перевод с польского сделал блестящий поэт и переводчик Лев Владимирович Лосев. Ленинградец, закончивший знаменитую 222 школу (Петришуле) и филфак ЛГУ. Работал редактором в журнале Костер.

    Е.Есиновский "Новость"
    издательство Детский мир 1961 год
    художник В.Перцов
    перевод с польского Л.Лосева
    тираж 200000
    книжечка миниатюрного формата 8х10,5
    обложка из плотного картона




















    0 0

    Ю.Копица. Девочка с книгой



    Т.Еремина. За чтением


    0 0











































































    0 0


    А.Бух. Феликс с бабушкой



    С.Соловьев. Читающий мальчик

    0 0

    Решила разместить пост об интересной книге, которой, благодаря совместным усилиям уважаемой хозяйки музея Елены и моим, удалось придать приличный вид, хотя кое-где еще имеются следы времени.
    Прошу прощения за разные форматы страниц, т.к. это первая сканированная мною книжка.

    Scan10002

    Scan10003
    Scan1-1Scan10004Scan10005Scan10006Scan10007
    Scan10008
    Scan10009
    Scan10014Scan10015
    Scan10016Scan10007
    Scan10008
    Scan10009
    Scan10010
    Scan10011
    Scan10012Scan10013
    Scan10014
    Scan10015
    Scan10016
    Scan10017Scan10018
    Scan10019
    Scan10020
    Scan10021
    Scan10022Scan1
    Scan10001
    Scan10002
    Scan10003
    Scan10004
    Scan10010
    Scan10011
    Scan10012
    Scan10013
    Scan10014
    Scan10015
    Scan10011
    Scan10012
    Scan10013

    0 0

    У шведов нет Деда Мороза, и подарки детям на Рождество приносит юльтомте – рождественский гном, точнее – домовой. Народные сказки изображают его в виде крохотного старичка, в одежде из грубого серого сукна и длинном колпачке. Нрав у шведского домового, которого там называют "томте"или "ниссе", довольно суровый, как и полагается хранителю домашнего очага, и на рождество он воздает каждому по заслугам - за доброе и за плохое. А образ добродушного гнома в красном колпачке он приобрел относительно недавно, каких-то 125 лет назад. Традицию изображения рождественского гнома в живописи и книжной иллюстрации создала художница Йенни Нюстрём. Именно ее фантазия придала шведскому юльтомте привычный ныне облик.

    JennyЙенни Нюстрём родилась в 1854 г. в старинном шведском городе Кальмар в семье скромного регента. Спустя несколько лет семья перебралась Гетеборг, где Йенни поступила в художественную школу при городском музее. Работы Йенни, регулярно участвовавшие в ученических выставках, привлекли к себе внимание губернатора Гетеборга, который поспособствовал тому, что после окончания художественной школы, Нистрём была направлена на обучение в Королевскую академию искусств в Стокгольм. Тогда же Йенни начала работать для иллюстрированных журналов – жизнь в столице стоила недешево.

    Уже через год после поступления в академию, вышла первая книга с ее иллюстрациями, которой суждено было определить новый образ шведского Рождества. Сказка Виктора Рюдберга "Рождественские приключения маленького Вигга"рассказывала о маленьком мальчике, отправившемся в сочельник в путешествие вместе с рождественским гномом, везущим сундук с подарками.

    "Это был крохотный старичок, сидевший на санях, запряженных четверкой низеньких, не больше жеребенка, лошадок. Его морщинистое лицо пряталось в похожей на мох бороде. Старичок попыхивал длинной курительной трубкой."

    Сказка была нравоучительной – за время сказочной поездки Вигг вместе с маленьким читателем должен был понять, что каждый получает по делам его, и даже малышам непозволительно быть злыми, жадными и себялюбивыми.

        



    Иллюстрации к сказке Йенни сделала еще живя в Гетеборге, для себя, не предполагая их публиковать. Но они попали в руки Свену Адольфу Хедлунду, редактору солидной гетеборгской газеты, где впервые была опубликована сказка Рюдберга. Хедлунд показал иллюстрации юной художницы автору. Рюдбергу, в ту пору уже признанному литератору, рисунки понравились, и он предложил использовать их для отдельного издания. Книга "Lille Viggs äventyr på julafton"с иллюстрациями Йенни Нюстрем вышла в издательстве Хедлунда в 1875 году, была переиздана в 1878 и затем выдержала еще 15 изданий. Первый шаг к превращению неприметного амбарного домового в праздничного вестника был сделан: надо сказать, что в Швеции по древней традиции считалось, что подарки в Сочельник приносит рождественский козел, а домовой был занят тем же, чем и его собрат из русской избы – следил за хозяйством. Он не имел особого отношения к Рождеству, не считая того, что в ночь под Рождество ему обычно выставляли миску каши в награду за верную службу. У Рюдберга же гном-домовой напрямую взялся за раздачу подарков.

    Своеобразным напоминанием о том, откуда есть пошла традиция веселых юльтомте, служит дом в Гетеборге, принадлежавший Свену Хедлунду. Стены дома украшены забавными фресками, на которых гномы вовсю трудятся над выпуском очередной газеты.

    Goteborg_Tomtehuset

      



    Сотрудничество Йенни Нюстрём и Виктора Рюдберга было продолжено иллюстрациями к его знаменитому, ставшему классикой стихотворению "Ниссе"о маленьком домовом, который один не спит в зимнюю ночь. Йенни строго следовала инструкциям Рюдберга: "наши шведские домовые носят серую одёжку", и герой стихотворения выглядит скромно и непритязательно. Но Йенни добавила его облику трогательную мягкость, несвойственную традиционному "избяному дедке".
    В новогоднем рисунке 1884 года три существа в колпачках усердно толкают полные сани подарков. Это уже не домовые, а самые настоящие рождественские гномы, без которых теперь немыслимо шведское Рождество. Именно поэтому Йенни Нюстрём нередко называют "мамой рождественского гнома".

    Rydberg_Tomten    Ny Illustrerad Tidning 20 december 1884



    Со временем образ домового в работах Нюстрём менялся, пока не превратился в знакомого каждому шведу сказочного кроху.

        



    В Королевской академии Йенни Нюстрём проучилась 8 лет, закончив курс в 1881 году с блестящим успехом: ее дипломная работа на исторический сюжет "Юный Густав Васа перед королем Гансом"получила Золотую медаль академии. Впервые в истории академии столь высокая награда была присуждена женщине. Помимо медали Йенни получила две тысячи шведских крон из специального фонда для продолжения обучения. На эти деньги Йенни смогла в конце 1882 года отправиться в Париж и поступить в академию живописи Коларосси. Занятия в ней вели те же преподаватели, что и в национальной Академии художеств, в которую, в отличие от академии Коларосси, женщин не допускали.

    Kalmar läns museum_JN_Gustav Vasa som barn inför kung Hans



    1882 год ознаменовался также в жизни Йенни выходом еще одной книги с ее иллюстрациями, которую без преувеличения можно назвать основополагающей. "Книга для детской", содержавшая наиболее популярные детские стишки и песенки, стала первой подлинно национальной книжкой-картинкой, иллюстрации и тексты в которой целиком принадлежали уроженцам Швеции. И хотя книжка-картинка родилась не в Швеции, в детской литературе этой страны она все же стала самобытным явлением, благодаря оригинальным работам Йенни Нюстрём, Оттилии Адельборг, Эльсы Бесков, Йуна Бауэра, вошедшим в каждый шведский дом.

       &nbsp

      



    В Париже Йенни продолжала сотрудничать с иллюстрированными изданиями, но первым настоящим успехом для нее стало участие в знаменитом ежегодном Парижском художественном салоне. Выставленный на нем автопортрет Йенни Нюстрём заметили и оценили.

    Kalmar läns museum_JN_автопортрет



    JN_vykortНе надо думать, что Йенни Нюстрём была этаким "синим чулком", сосредоточенным исключительно на художественной карьере. Еще в Стокгольме Йенни вела довольно активную светскую жизнь, а в своей студии она устраивала ежемесячные вечеринки, в которых охотно принимала участие молодежь из околохудожественных кругов. Тогда же, на студенческом концерте Йенни познакомилась со своим будущим мужем, Даниэлем Ступендаалем, членом известной в Швеции семьи художников. Правда, сам Даниель выбрал для себя профессию медика. Пара обручилась в 1884, когда Йенни уже училась в Париже, а свадьба состоялась спустя три года, после ее возвращения на родину.

    Вернувшись в 1886 году в Швецию, Йенни обратилась к известному издателю Альберту Бонньеру с предложением выпускать нарядные почтовые открытки, ставшие к тому времени весьма популярными во Франции. Бонньер не проявил интереса, но Йенни проявила настойчивость, обратившись в издательский дом Акселя Элиассена, который и выпустил в 1887 году первые шведские открытки по эскизам Йенни Нюстрём с сюжетами из известных сказок. Сейчас они занимают почетное место в экспозиции Музея почты в Стокгольме.

        



    В 1893 году у Йенни и Даниэля родился сын Курт. К несчастью, Даниэль Ступендаал с юности страдал болезнью легких. Слабое здоровье помешало ему получить медицинский диплом и заняться врачебной практикой. Все заботы о содержании семьи легли на плечи жены. Йенни, привыкшей со студенческих времен зарабатывать себе на жизнь, пришлось утроить усилия. Выручали открытки, они поистине оказались счастливой находкой. Рождественские, пасхальные, поздравительные – они выходили из-под кисти Йенни Нюстрём нескончаемым потоком. Вскоре она стала самым популярным автором "открыточного жанра". Да, в этом было много от ремесленничества, и критика нередко упрекает работы Нюстрём за небрежность и самоповторы. Тем не менее, Йенни по мере сил старалась разнообразить свою продукцию. В поздравительные открытки она добавляла символы удачи и процветания – четырехлепестковый клевер, подковы и просто мешки денег.

      

      

     

    snowballed tomte  



    Традиционные приторно-сентиментальные изображения кошечек и детишек перемежались семейными и светскими сценками, а сказочные гномы проявляли неожиданную техническую осведомленность, прибывая на праздник в автомобилях и самолетах.

      

     

       



    Йенни Нюстрём всегда испытывала живой интерес к техническим новинкам, не теряя при этом женственности и некоторого кокетства: портреты и семейные фотографии выдают ее склонность к эффектным шляпкам, да и ее персонажи с открыток всегда одеты по последней моде, и нарисованные ею сюжетные сценки могут служить своеобразной иллюстрированной энциклопедией шведского костюма на рубеже столетий.

       

       




    Сколько всего было выпущено открыток по эскизам Йенни Нюстрём, точно неизвестно; было их великое множество - несколько тысяч, самыми популярными из которых стали открытки к Рождеству и Пасхе. Помимо Швеции, они издавались в Дании, Финляндии, Норвегии, Германии. Но одними открытками художественное наследие Йенни Нюстрём не ограничивается. Были еще иллюстрации для рождественских сборников и иллюстрированных изданий, книги, учебники для начальной школы, песенники, поэтические сборники, календари, книжки-картинки, живопись. Всего Йенни Нюстрём принадлежат иллюстрации к 340 детским книгам, 145 книжкам-картинкам, 35 учебникам, 230 календарей, более 80 романам, 154 дешевым карманным изданиям, а также прочим книгам на исторические, фольклорные, религиозные темы.

      

      Putte_ill
     

    >Barnkammarens bok_ill



    Сюда же надо добавить картины и портреты – Йенни никогда не прекращала занятия живописью. Курт Ступендаль вспоминал позднее, что в детстве он больше времени проводил с экономкой, чем с матерью, которая была слишком занята заказами и не могла уделять много вниманию сыну. Увы, Йенни Нюстрём не могла позволить себе передышки: забота о содержании семьи по-прежнему лежала на ее плечах. Даниэль Ступендаал, как мог, помогал жене, взяв на себя коммерческие и издательские дела.

      

       



    Йенни и Курт    Курт



    Заметным достижением стал цикл иллюстраций к "Хижине дяди Тома". Книга вышла в 1895 г. в гетеборгском издательстве Хедлунда, том самом, где была издана самая первая книга Йенни Нюстрём. Сентиментальность и определенная условность образов, созданных Йенни Нюстрём, как нельзя лучше соответствовали атмосфере романа Бичер-Стоу, что подтвердило международное признание: всего через 2 года "Хижина дяди Тома"с иллюстрациями Нюстрём была опубликована за океаном. Не остались в стороне и европейские издатели. В сообществе показывали раннее советское издание"Хижины дяди Тома", в котором использованы иллюстрации Нюстрём.

        

        

        

      



    Из других своих работ в книжной иллюстрации сама Йенни выделяла сборник народных сказок и легенд "Ur folksagans rosengårdar" (1898) и роман Ульрика Уланда "Carl Michael Bellman och Ulla Winblad" (1907), рассказывающий о жизни шведского поэта и композитора Карла Беллмана.



        



    Йенни Нюстрём прожила очень долгую жизнь, до последних своих дней не бросая кисти и никогда не жалуясь на судьбу. Ее поразительная трудоспособность сочеталась с живым и добрым вниманием к окружающему миру, красоту которого она стремилась подарить и детям, и взрослым. Скончалась Йенни Нюстрём в 1946, на девяносто втором году жизни.




    В музее ее города детства, Кальмаре, открыта постоянная экспозиция, рассказывающая о жизни и творчестве художницы. Там можно увидеть выкупленные музеем дипломную картину Йенни и ее парижский автопортрет, некоторые другие работы маслом и акварелью, оригиналы иллюстраций к "Хижине дяди Тома", эскизы открыток, шкафчик книг с ее работами, на самом видном месте в котором, конечно же, изображения рождественских гномов.











      



      











      






    0 0

    А.Августович. Два друга


    0 0

    Очень талантливые и интересные стихи малоизвестного детского поэта, не менее интересные и талантливые, чем пресловутых А. Барто или С. Михалкова. То, что мы хорошо знаем одних, и почти не знаем других, наверное зависит от того, что и в советское время занимались раскручиванием конкретных имен, выбранных в качестве символов эпохи. Остальные, наверное, пробивали себе дорогу самостоятельно.
    Книгу выставляю не полностью, если заинтересуют еще и другие стихи, могу тоже показать.

    Scan10018


    Scan10019
    Scan10020
    Scan10021
    Scan10022
    Scan10023
    Scan10002
    Scan10001
    Scan10003
    Scan10004Scan1
    Scan10001
    Scan10002
    Scan10003Scan10004
    Scan10005
    Scan10006
    Scan10007Scan10008
    Scan10009
    Scan10010
    Scan10011Scan10012
    Scan10013
    Scan10014
    Scan10015Scan10016
    Scan10017
    Scan10018
    Scan10019Scan10020
    Scan10021
    Scan10022
    Scan10023
    Scan10024
    Scan10025

    0 0

    Оригинал взят у violla_laв Еще раз о Хоттабыче

    На днях издательство "Нигма" объявило о выходе нового издания "Старика Хоттабыча"; с текстом первой редакции 1938 г. и иллюстрациями Г.Мазурина из разных редакций, в том числе и совершенно новыми. Ирина Трухина уже выложила интереснейшую сравнялку, за что ей большое спасибо!


    Напомню, что "Старик Хоттабыч", подобно знаменитому "Орфею" Глюка, существует как минимум в трех редакциях. Во всяком случае, у нас дома живут три "Хоттабыча" с тремя разными текстами. Один - от издательства "Нюанс" 1993г. с чудесными иллюстрациями  А.Петрова и текстом 1938 года, второй - "бюджетное"  издание "Дрофы 2006г. с рисунками Г.Мазурина и текстом 1955 года, и третий - от Детгиза 1955г. с рисунками Г.Валька и текстом 1952 года ("Хоттабыч" моего детства).


    Читая вслух с ребятами, мы совмещали все три варианта и увлеченно обсуждали, где и как автор менял текст.
    Для себя я составила список отличий в разных редакциях. Кому интересно -



    I. Экзамен по географии.
    В 1-ой редакции это очень короткая глава: Волька рассказывает экзаменаторам про хрустальный купол небес и Землю, стоящую на шести слонах, и директор отправляет его домой.
    Во 2-ой редакции появляется колоритная сцена со школьным швейцаром, а Волька долго и подробно рассказывает об Индии учителю географии Сергею Семеновичу.
    В 3-ей редакции учителя заменяет учительница - Варвара Степановна, с которой будет связана отдельная сюжетная линия. Появляется здесь и Гога Пилюкин по прозвищу Пилюля, и новый эпизод с подарком (Хоттабыч пытается подарить Вольке часы)

    II.Эпизод в кино.
    1-я редакция: не дойдя до зрительного зала, Хоттабыч и Волька отправляются в парикмахерскую.
    2-я и 3-я редакции: развернутая сцена в зрительном зале и бегство Хоттабыча из кино.

    III. Эпизод в парикмахерской - есть только в 1-ой редакции.
    Бородатого Вольку высмеивают посетители вместе с парикмахером, и разгневанный Хоттабыч превращает их в баранов. Случайно среди превращенных оказывается друг Вольки Сережа Кружкин. Вся сюжетная линия с баранами, Сережей Кружкиным и его папой отсутствует во 2-й и 3-й редакциях, где вместо этого дан эпизод в павильоне фруктовых вод (Хоттабыч набрасывается на официанток, но Волька его урезонивает).

    IV. Эпизоды с лающим Гогой - есть только в 3-ей редакции.

    V. Эпизод в тбилисских банях - есть только в 3-ей редакции.

    VII. Женя Богорад в Индии.
    1-я редакция: пребывание Жени в Индии обходится молчанием - чтобы не обострять "отношения с вице-королем Индии".
    2-я редакция: описывается, как Женю продают в рабство (вариант 2-а). В 1955 году, в период начинающейся дружбы СССР с Индией, автор переписывает эпизод, и Хоттабыч забрасывает Женю не в Индию, а в Йемен, где его опять-таки продают в рабство (вариант 2-б)
    3-я редакция: "хинди, руси - пхай-пхай!" - никакого рабства, Женю с восторгом чествуют в индийских деревнях, носят на руках, вместе поют "Катюшу"

    VIII. Эпизод в шахтерском санатории - есть только в 3-ей редакции.

    IX. Эпизод с "Хоттабстроем" - только в 1-й редакции: Хоттабыч переносит целый переулок за город, а затем возвращает обратно.

    X. Эпизод в цирке.
    1-я редакция: выступление китайского фокусника Мей Ланьчжи
    2-я и 3-я редакции: выступление советского фокусника Афанасия Сидорелли. В 3-ей редакции в цирке появляется учительница Варвара Степановна; опасаясь ее встречи с джинном, ребята отвлекают внимание Хоттабыча и начинают учить его азбуке.

    XI. Излечение лающего Гоги - только в 3-й редакции.

    XII. Волшебное кольцо Сулеймана
    1-я редакция: встреча с гражданином Хапугиным, бывшим частником, а теперь помощником завхоза кустарной артели "Красный петух"
    2-я и 3-я редакции: встреча с мистером Гарри Вандендаллесом, американским дельцом

    XIII. Наказание хулигана.
    1-я редакция: Вакса Кочерыжкин
    2-я и з-я редакции: Сережка Хряк

    XIV. В Италии.
    1-я редакция: Италия Муссолини - Хоттабыч находит английскую мину и попадает в охранку.
    2-я и 3-я редакции: Хоттабыч находит американскую мину, новая встреча с Гарри Вандендаллесом (в 3-ей редакции - некий город Герона, в остальных - Генуя)

    XV. Эпизод с телефоном - только во 2-ой и 3-ей редакциях.

    XVI. На "Ладоге"
    1-я редакция: Хоттабыч неудачно выступает с сольным пением
    2-я редакция: Хоттабыч снимает пароход с банки
    3-я редакция: Хоттабыч встречается с Варварой Степановной, успешно выступает с фокусами и снимает пароход с банки

    XVII. Новогодний визит Хоттабыча - только 2-ой и 3-ей редакциях - Хоттабыч навещает брата на орбите



    То, что для нового издания некоторые иллюстрации художнику пришлось отрисовывать заново, вполне понятно - ведь в первой редакции действуют не два мальчика (Волька и Женя), а три (Волька, Женя и Сережа).  Жаль, что Волька в новом варианте лишился пионерского галстука - неужели кого-то сегодня может напугать пионерская символика?
    UPD: с другой стороны, Волька в галстуке - скорее, привычка. На самом деле, логично, что мальчик надевает пионерский галстук в день экзамена, а потом появляется без галстука - ведь наступили каникулы.

    А вот перенос иллюстраций из прежних изданий в новое показался не всегда убедительным.
    Ну ладно - иллюстрация с Женей в Индии. В первой редакции о пребывании Жени в Индии почти ничего не говорится, так что можно додумать все, что угодно.
    Но вот,например, эта иллюстрация - в поздней редакции она изображает мистера Вандендаллеса, американского дельца (что заметно по его заграничному костюму и темным очкам).

    DSC03578
    В новой книге она же изображает Феоктиста Кузьмича Хапугина, бывшего частника, а теперь помощника завхоза кустарной артели "Красный петух". Тогда непонятно, зачем было помещать в новое издание вот эту иллюстрацию:
    DSC03580
    Действие происходит в Италии, где гражданину Хапугину делать абсолютно нечего, как нечего делать и Чезаре Санторетти с чемоданом Хоттабыча в тексте первой редакции.

    Кстати о тексте.
    Признаться, мне жаль, что выбор Нигмы пал именно на первый вариант текста - он самый короткий, и там отсутствует столько интересных моментов. С другой стороны, если дома есть одна из поздних редакций, можно развлечься сопоставлением текстов:)
    Например, в 1938 году директор цирка предлагает Хоттабычу: "Турне по Западной Европе! Турне по Северной Америке!" , а в 1950-х годах: "ряд выступлений в Москве и периферийных цирках!" :))
    Или - в 1938 году Хоттабыч, увлекшийся радио, ловит Владивосток, Лондон, Париж, Анкару, а в 50-е гг. - Владивосток, Тбилиси, Киев, Ленинград, Минск, Ташкент))

    А поразительная сцена с превращением советских граждан в подопытных баранов! Читая, удивляешься: и как автору сошло это с рук, в 38-ом-то году...

    Правда, потом авторский текст тоже был отредактирован и приглажен. Сделано это не Нигмой, а еще раньше, но в новое издание попал именно отредактированный вариант. Например, "наши бараны" там деликатно заменены на "эти бараны", а "чистый, высокий и светлый хлев научно-исследовательского института" на "чистое, высокое и светлое помещение для животных".
    У берегов Италии Хоттабыч с ребятами находят мину с надписью "Made in England" (в поздних редакциях - "Made in USA") - в отредактированном варианте на мине нет никаких надписей.
    Убраны из текста уточнения "на двадцать втором году революции" и упоминания Муссолини.
    "Причесаны" также и некоторые "вкусные" диалоги из первой редакции, звучавшие прямо по-зощенковски:
    " - Ездиют тут на верблюдах...
    - Тут, я так полагаю, главный не мальчишка. Тут, я так полагаю, главный - старичок, который за мальчишкой сидит...
    - Да, сидит, собака, и шляпой обмахивается. Прямо как довоенный граф."
    В отредактированном варианте: "- Да, сидит и шляпой обмахивается. Прямо как граф какой-нибудь."

    В любом случае, выход нового издания "Хоттабыча" - интересное событие и свидетельство того, что даже спустя 75 лет повесть-сказка продолжает жить активной жизнью :))

    UPD: я перечислила только основные сюжетные изменения, но отличий в текстах, разумеется, гораздо больше.
    И начинаются они уже в первых главах. В 1-й редакции, например, Волька, уезжающий в фургоне из родного Настасьинского переулка, представляет, что он "где-то в Америке, в суровых пустынных прериях, где каждую минуту могут напасть индейцы и с воинственным кличем снять с тебя скальп."Старая бочка, в которой бабушка квасила на зиму капусту, напоминает Вольке "бочки, в которых пираты старого Флинта хранили ром."

    В поздних же редакциях Вольку, переезжающего уже из Трехпрудного переулка, посещают совсем иные видения: "...будто едешь...где-то в далеких сибирских просторах, где тебе предстоит в суровых боях с природой возводить новый гигант советской индустрии. И, конечно, в первых рядах отличников этой стройки будет Волька Костыльков. Он первый соскочит с машины, когда караван грузовиков прибудет к месту назначения. Он первый раскинет свою палатку и предоставит ее заболевшим в пути, а сам, перекидываясь шуточками с товарищами по стройке, останется греться у костра, который он же быстро и умело разведет. А когда в трескучие морозы или свирепые бураны кое-кто вздумает сдавать темпы, ему будут говорить: "Стыдитесь, товарищ! Берите пример с показательной бригады Владимира Костылькова..."
    Та же бочка для капусты на этот раз вызывает в памяти Вольки философа Диогена, "того самого, который из древней греческой истории".
    По-разному реагирует Волька из разных редакций и на появление Хоттабыча.
    В 1-й редакции он принимает незнакомца за иллюзиониста из цирка; во 2-й - за работника домоуправления, в 3-ей - за участника самодеятельности. В первом варианте Волька сразу переходит с Хоттабычем на "ты", в поздних редакциях - сохраняет вежливое "вы"вплоть до окончания злополучного экзамена по географии...
    Не встретить в поздних редакциях ни заклинания "лехододиликраскало", использованного Хоттабычем во время циркового представления, ни "бороды апостола"на розовом Волькином лице... - и так далее.


    0 0
  • 11/27/13--06:56: Лазарь Лагин


  • Фото Н.Кочнева

    Детская литература. - 1969. - № 9. - С.77.

    0 0
    0 0

    Обращаюсь за помощью к большой аудитории посетителей музея: может кто-либо знает или помнит, что это за книги?
    Они должны быть не позднее конца 60-ых. У первой неизвестно ничего: автор, издательство, художник.
    У второй я сама установила автора-Нина Найденова, есть подозрения на художника Якобсон. Но хотелось бы знать точно.
    У третьей неизвестен художник.
    Заранее извиняюсь за плохое качество фотографий.
    Первые две книги:

    DSCI1784

    DSCI1785
    DSCI1786
    DSCI1787
    DSCI1788DSCI1789
    DSCI1791
    DSCI1792
    DSCI1794
    DSCI1795


    Вторая книга:DSCI1796
    DSCI1798
    DSCI1800
    DSCI1801
    DSCI1802DSCI1803
    DSCI1804
    DSCI1805

    Третья:
    DSCI1806
    DSCI1807
    DSCI1808
    DSCI1809
    DSCI1810
    DSCI1811
    DSCI1812

    0 0


    0 0

    Всего полмесяца назад по просьбе сына внесены изменения в статью для Википедии: оказывается, Виктор Драгунский родился 1 декабря 1913 года, а не 30-го ноября, как было принято считать раньше. Но мы по старой привычке начнем отмечать эту дату уже сегодня.
    Не правда ли, фотография писателя с маленькой дочерью Ксенией так и просится в нашу постоянную рубрику? С вопросом: "Какую же книгу рассматривали они в далеком 1969-м году, пока оба не отвлеклись в какой-то веселый момент?"


    Смотрю на фото и вспоминаю, что у писателя есть рассказ "Старый мореход", где он пишет о совместном чтении взрослого и ребенка, правда, не отца и дочери, а отца и сына. И ребенок даже более глубоко и тонко откликается на прочитанное.
    Рассказ "Старый мореход" весьма непрост,  он о легкомысленной необязательности взрослых, которая может походя ранить тех, кто младше. Книга была открыта отцом в утешение, когда мальчика обманули во второй раз. И здесь много трогательных моментов: как оба читателя увлекаются такой "ценной" книжкой, как она вдруг служит поводом серьезно, "по-взрослому", поговорить об обманщиках и обмане, но чуткое сердце Дениски не соглашается сравнивать благородного книжного героя, идущего на обман от бедности, с "ужасной Марьей Петровной"...
    Напомню об этом эпизоде подробнее:





    И поскольку сборник "Старый мореход" с рисунками Льва Токмакова до сих пор не представлен в сообществе, хотя появлялся в журналах наших участников, хочу отметить юбилейную дату показом именно этой книги. В ней есть и веселая мальчишеская игра, и те легкие задумчивость и поэтичность, благодаря которым Дениска учил нас понимать самих себя.

    Обложка моей книги настолько обветшала, что Мореход выглядит воистину старым, поэтому позаимствовала из Интернета.



    Обложка с портретом Старого Морехода поддержана форзацем, где начинается игра в морской бой. Каждый рассказ книги можно считать очередным ходом в этой игре.





    Постараюсь показать большинство рисунков Л.Токмакова, вместе с маленькими конечными заставками.

    "Где это видано, где это слыхано?"





    "Сражение у чистой речки"

    К сожалению, одна страница утрачена, вынуждена взять разворот в журнале blagoroden_don.





    "Поют колеса тра-та-та"



    "Рыцари"



    "Ровно 25 кило"









    "Девочка на шаре"







    "Надо иметь чувство юмора"







    "Он живой и светится..."





    "Похититель собак"









    "Смерть шпиона Гадюкина"







    "Сверху вниз, наискосок!"



    "Кот в сапогах"





    "Расскажите мне про Сингапур"









    "Красный шарик в синем небе"





    "Слава Ивана Козловского"





    "Одна капля убивает лошадь"













    "Профессор кислых щей"





    "Куриный бульон"







    "Бы"





    "Заколдованная буква"










    0 0

    Мой друг eernestineпосоветовала обратиться в это сообщество с целью определения детской книги с фотографии:



    Фото 1961-62 года.

    0 0

    Азбуки и буквари у всех разные. Недавно только обсуждали эту тему с уважаемым sergej_manit . Все мы помним как печально закончилось знакомство Буратино с его Азбукой.
    У меня Азбука была вот такая. А читать я училась по замечательной книжке про Петю Рыжика Мика и Мука (как оказалось я не одинока в выборе именно этой первой книги). В общем, как корабль назовешь...
    Данная книга выходила с мягкой обложкой и в твердом переплете. Цена за переплет была указана отдельно. Стоил он дополнительные 8 копеек.
    Я.Аким "Буква за буквой"
    издательство Советская Россия 1964 г.
    рисовал Лев Токмаков
    тираж 150000
    переплет из плотного картона








































































































    (К сожалению никак не хочет попасть на всеобщее обозрение страничка с буквой А. Пока что без нее. Попозже попробую сфотографировать и добавить)

    0 0

    Оригинал взят у gudrun1983в Ференц Мора "Король Печка"

    Вот, что пишет Википедия о писателе -"Ференц Мора (венг. Móra Ferenc; 19 июля 1879, Кишкунфеледьхаза — 8 февраля 1934, Сегед) — венгерский романист, журналист и специалист по музейному делу. Считается одним из крупнейших венгерских писателей.
    Ференц Мора родился в бедной семье (отец Мартон Мора был портным, мать Анна Юхас — пекарем), с детства проявил интеллектуальные способности. Школьное образование получил с трудом из-за финансового положения семьи.

    Поступил в Будапештский университет, где получил диплом по географии и истории. После этого в течение года работал учителем в г. Фельшёлёвё (медье Ваш). После этого стал писать книги, основной аудиторией которых было юношество.

    С 1904 года, параллельно с писательством, стал делать карьеру в музейном деле, работая в комбинированной библиотеке-музее г. Сегеда и округа Чонград. В 1917 году был назначен директором указанной библиотеки-музея, и занимал этот пост до 1934 года. В настоящее время музей носит его имя.


    На русском языке для детей издано две книги писателя, их и покажу, это сборник рассказов "Король Печка"и повесть "Волшебная шубейка".
    "Король Печка"выпущен "Детгизом"в 1962 году и содержит 28 новелл, написанных в разные годы. Проиллюстрировал книгу Георгий Акулов.























    Дополнительно анонс новинок 1962 года.





    Повесть "Волшебная шубейка"более известна. Написана была в 1918 году. На русском издана в 1976 году с иллюстрациями Бориса Диодорова.















    По повести в 1973 году снят фильм "Волшебная бекеша"

    Здание музея имени Ференца Моры в городе Сегед


    Ференц Мора работает на археологических раскопках





older | 1 | .... | 34 | 35 | (Page 36) | 37 | 38 | .... | 143 | newer